2017: новые смыслы памяти о российской революции

© Sputnik / Miroslav RotariБордюгов Генадий
Бордюгов Генадий - Sputnik Молдова
Юбилейный год вдохнул новую жизнь в старые вопросы: Революция 1917 года - социальная болезнь или праздник угнетенных - об этом рассуждает колумнист Sputnik

Французские интеллектуалы тоже долго искали ответ на этот вопрос по поводу своей революции, которой без малого 230 лет, – катастрофа или благотворное событие, необходимость или случайность? Преобладающим был ответ: она одновременно была и той, и другой. Так же и в России – с оправданным акцентом на определение "великая". Если за критерий оценки брать ее воздействие на весь мир, судьбу колониальной системы, социальную политику, культуру.

Алексей Мартынов - Sputnik Молдова
Мартынов: большевики без особых моральных переживаний шли к своей цели

Однако 2017 год начинался совсем не с этих вопросов. Со страниц ведущих газет звучали прогнозы: в 2017 произойдет социальный взрыв, Ленина вынесут из Мавзолея, будет восстановлена монархия. Ничего этого не произошло. От столетнего юбилея официальная власть практически отстранилась, уступив пространство памяти о революции различным общественным движениям, научным и университетским центрам. Да, президент РФ В.В. Путин задал главную официальную идеологему юбилея – национальное примирение потомков всех тех, кто 100 лет назад оказался вовлеченным в гражданский конфликт под разными лозунгами и с взаимоисключающими ценностными установками. Причем если поначалу Путин говорил отдельно о Февральской и об Октябрьской революциях 1917 года, то потом он использовал уже другой термин – "революция 1917 года в России". Это позволило решить сразу две весьма острые проблемы. Во-первых, поскольку и у Февраля, и у Октября 1917 года имеются свои симпатизанты и непримиримые критики, соединение свержения самодержавия с приходом к власти большевиков в единый революционный процесс 1917 года, по-видимому, должно упростить процесс их примирения. Во-вторых, словосочетание "в России" позволяет избежать метания между словами "русский" и "российский" в поисках наиболее политкорректного из них. Вообще кремлевскую установку схематично можно представить как магистральную линию на национальное примирение при допущении трех как бы альтернативных точек зрения – условно "промонархической", "либеральной" и "красной".

© Sputnik / Артем Семенов / Перейти в фотобанкЧто собой представляет Мавзолей В.И. Ленина
Что собой представляет Мавзолей В.И. Ленина - Sputnik Молдова
Что собой представляет Мавзолей В.И. Ленина

Как оказалось, выдвинутая идея национального примирения не срабатывает. Почему? Потому что столетие Революции 1917 по-прежнему воспринимается в сугубо партийном духе, с полярными оценками. Политики из партии "Единая Россия" не скрывают своего негативного отношения к революции, её представляют либо как заговор (либералов, масонов, революционеров, немцев, союзников, большевиков или вообще марксистов и т.д.), либо случайного стечения обстоятельств. Для КПРФ революция однозначно благо, открытие новой эры. Определиться в отношении к революции – это значит решить вопросы собственности и продвижения к правовому государству, обрести постсоветскую идентичность и увязать преемственность как с романовской Российской империей, так и с советским наследием. Двойственность позиции политической элиты – результат неспособности сформулировать вдохновляющее видение будущего. Каков социальный идеал современной России? В каком направлении движется страна? Эти вопросы обострились не только потому, что такая знаковая дата как 100-летие требует ответа по поводу будущего, но и потому, что в марте 2018 года пройдут выборы президента РФ, выбор большой идеи дальнейшего движения страны в истории, а не просто удержания власти.

Физкультурники на Красной площади во время празднования 58-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, 1975 год - Sputnik Молдова
Фото
Как отмечали день Октябрьской революции в СССР

В академической науке, несмотря на продолжающиеся острые споры и разные подходы, усилилось внимание к причинам социальной дезинтеграции российского общества, к роли военных, которые не стали связующим звеном, вопреки международным тенденциям. Принципиально изменился фокус внимания при анализе событий 1917 года: Октябрь – прямое следствие Февраля, кризис самодержавия связан не с проблемой царя, а со сложившейся системой управления. По справедливому мнению ряда историков, октябрьская фаза Революции 1917 года действительно была новым типом социального взрыва. Большевики связывали решение всех проблем с коммунистической идеологией, с построением идеального общества, с мировой революцией, которая непременно распространится по всему миру. Конечно, это было утопией, но тем не менее были созданы новые государственные и социальные институты, был решен национальный вопрос, изменилась вся инфраструктура страны. Однако наряду с этими взвешенными подходами на научных форумах продолжают сталкиваться две крайние точки зрения. Первая – Россия успешно развивалась, но заговор либеральных элит сорвал движение вперед. Сюда же приплюсовываются немецкие деньги, якобы полученные большевиками, роль российских масонов или британских агентов. Другая – элиты играли вторичную роль, использовали ситуацию, главное же связано со спонтанным взрывом масс.

© Sputnik / Перейти в фотобанкОтряд Красной гвардии на улицах Петрограда. 1917 год
Отряд Красной гвардии на улицах Петрограда. 1917 год - Sputnik Молдова
Отряд Красной гвардии на улицах Петрограда. 1917 год

Свой сценарий юбилея предложила Русская православная церковь (РПЦ). Она не пошла ни за властью, старающейся объединить две революции 1917 года в один процесс, ни за явным запросом общества, интересующимся, как это видно по последним месяцам, гораздо больше Октябрьской, нежели Февральской революцией. РПЦ считает определяющим и поворотным событием именно падение самодержавия и воспринимает этот рубеж начальным, инициирующим все последующие перипетии отечественной истории. То есть Октябрьской революции в этой схеме отводится явно второстепенная и производная роль. РПЦ идет наперекор установке на национальное примирение и открыто называет виновных в революционной катастрофе, явно намекая при этом на то, что эти виновники снова, как и 100 лет назад, могут ввергнуть страну в очередной хаос. Патриарх Кирилл прямо обвинил в провоцировании "мясорубки" и "страшных событий 100-летней давности" интеллигенцию. Любопытно, что в августе 2017 года патриарх Кирилл на торжествах, приуроченных к 150-летию со дня рождения патриарха Сергия в Арзамасе, опосредованно легитимизировал советскую эпоху – не отказываясь при этом от ее критической оценки как "безбожной". Сознательный выбор Сергия на сотрудничество с советской властью привел к некоторому преображению этой самой власти. Революционный 1917 год стал тем самым попущенным Богом испытанием, которое, в конечном счете, укрепило людей.

Портрет Владимира Ленина - Sputnik Молдова
Россия
Ленин в кино: образы - "от великого до смешного"

На значительное место в пространстве памяти о революции заявили социальные сети. Именно на исторических порталах активно обсуждались вопросы: какая цена была заплачена за великий социальный эксперимент, не был ли он преждевременным?, способна ли модель государственного устройства, созданная после распада СССР, конкурировать с советским проектом, который ряд политиков спешит объявить неполноценным, как ошибку отцов и дедов?, бродит ли призрак революции по современной России? Из стартовавших интернет-проектов одним из наиболее ярких стал "1917-й год. Свободная История" Михаила Зыгаря, бывшего главного редактора телеканала "Дождь" и автора нашумевшей книги "Вся кремлевская рать". Это была своего рода попытка "перенести" пользователя из новостных реалий повседневности в тот же самый день, только сто лет назад. Реализовывалось это при помощи записей от имени реальных деятелей революционной эпохи, только сделанных в стиле публикаций в социальных сетях. Сам Зыгарь заявил, что в России в силу ряда обстоятельств "единственное, о чем можно писать и не выглядеть идиотом – это прошлое, причем его можно менять даже на противоположный знак – все, что угодно! Прошлое куда более живо, чем будущее".

Эти и другие многочисленные сценарии воспоминаний о Революции 1917 года в России и мире в течение года внимательно отслеживала международная творческая группа нашей Ассоциации исследователей российского общества (АИРО-XXI). Все они найдут отражение в выходящей в конце ноября фундаментальной книге "Революция-100: реконструкция юбилея". Для авторов этого мониторинга очевидно, что повышенное внимание к юбилею не означает, что надо предавать революцию анафеме, стыдиться, каяться или предаваться веселью. Никто не требует любить Ленина и не любить Николая II. 1917 год был прорывом народа к справедливости, он все изменил в России и мире, а значит, и анализировать его надо глубоко и ответственно. И, конечно, извлекать уроки.

Колонна революционно настроенных солдат с лозунгом Коммунизм идет по Никольской улице в Москве. 1917 год - Sputnik Молдова
Фото
Октябрьская революция в архивных фотографиях

Беря на вооружение какую-либо великую социальную идею, нельзя доводить ее до абсурда, как это сделали большевики, не надо противопоставлять другим цивилизационным ценностям человечества. Эта ошибку могут повторить неолибералы, противопоставляя свою идею социальной идее, с которой неразрывно связано российское сознание. Ответственность за трагические последствия революции, за чрезвычайщину несут не только восставшие, но и власть, доведшая до взрыва, переворота, власть, которая своей непродуманной политикой, запаздывающими реформами рождает протестное движение. Хорошо известно предупреждение русского философа Федора Степуна, размышляющего о Революции 1917 года в эмиграции: "Чья вина перед Россией тяжелее – наша ли, людей "Февраля", или большевиков – вопрос сложный. Во всяком случае, нам надо помнить, что за победу зла в мире отвечают не его слепые исполнители, а духовно зрячие служители добра". Похоже, что в российском обществе сложилось и понимание того, что одним махом, разом, используя насилие, невозможно решить все проблемы, разделаться с нежелательным старым и быстро, тут же создать новое, включая формирование нового человека. Логике радикализма и максимализма может противостоять только умная политика, своевременность реформ.

Безусловно, 100-летие российской революции не стало поворотным моментом на пути постижения нашего прошлого, не продолжило традицию достойного отношения власти к юбилеям революции по примеру Великобритании, США, Франции, Китая, Мексики, Испании и других стран, но определенным шагом в этом направлении юбилейные воспоминания и попытки их актуализации, несомненно, обернутся. И 7 ноября, а может, 12 марта, которое праздновалось первые десять лет как день Февральской революции, или 14 сентября – провозглашение Российской республики снова займут достойное место в системе наших государственных праздников.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
Международный
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
ԱրմենիաՀայերենАрмянскийАҧсныАҧсышәалаАбхазскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社中文(简体)Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社中文(繁体)Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский