18:53 03 Апреля 2020
Прямой эфир
  • EUR20.12
  • USD18.43
  • RUB0.23
  • RON4.17
  • UAH0.67
Аналитика
Получить короткую ссылку
61021

В системе юстиции внутренние противоречия нарастали давно, однако в горячую фазу конфликт вступил вместе с освобождением Мораря.

Судебная система Молдовы впала в немилость властей. И всё после того, как бывший глава Антикоррупционной прокуратуры Виорел Морарь был освобожден в феврале под судебный контроль.

История вопроса

Морарь был арестован в начале января этого года. Ему было предъявлено обвинение в злоупотреблении служебным положением и служебном подлоге. Позже прибавились еще несколько правовых квалификаций - вмешательство в осуществление правосудия, незаконное обогащение, а также отмывание денег.

Итог – бывший глава Антикоррупционной прокуратуры провел чуть более месяца под предварительным арестом. Затем, в середине февраля, инстанция выпустила его под судебный контроль, отклонив таким образом требование прокуроров о продлении ареста на 60 суток.

Отвод на отвод

Перевод Мораря под судебный контроль спровоцировал скандал. Генеральная прокуратура выступила с заявлением, в котором обвинила кишиневских вершителей правосудия в предвзятом отношении к рассмотрению дела. Кроме того, ведомство обратилось в Высшую судебную палату с требованием о переводе уголовного производства в другой суд. Впрочем, безрезультатно – ВСП ходатайство отклонило. В мотивировочной части этого решения указано, что аргументы гособвинителя носят исключительно декларативный характер и не могут служить поводом для перевода. Этот вердикт обжалованию не подлежит.

Затем наступила очередь адвокатов Мораря. Они также потребовали отвода. Правда, уже группы прокуроров. Тут складывается впечатление, что защита просто "троллит" Генеральную прокуратуру - аргументы ходатайства фактически идентичны тем, которые использовали гособвинители.

В суде адвокат Василий Фолтя отметил, что указ о создании следственной группы подписал заместитель генпрокурора, а должен был непосредственно прокурор. Ранее Генеральная прокуратура, требуя перевода дела в другой суд, указывала, что судейскую коллегию для рассмотрения дела назначил вице-председатель кишиневского суда, хотя, согласно правилам, это является исключительным правом председателя.

На чью же сторону встанет суд

Тут главной мотивацией выступают уголовные дела, которые, конечно же, находятся в производстве Антикоррупционной прокуратуры. Той самой, которой до недавних пор руководил Морарь. Обоснованы ли уголовные дела против ряда служителей Фемиды – вопрос отдельный. Но факт давления посредством "досье" впоследствии подтвердила Генеральная прокуратура.

"Изучив причины, которые спровоцировали численный рост обращений о якобы незаконных действиях судей, были установлены две ситуации. В одном случае дела возбуждались по статьям о ложном заявлении при подаче декларации об имуществе и личных интересах. В другом – дела возбуждались Антикоррупционной прокуратурой по статье о вынесении неправосудного приговора, определения или постановления", - гласит пресс-релиз Генпрокуратуры.

Смысл публикации этого коммюнике, которое озаглавлено "Генеральный прокурор прекратил давление Антикоррупционной прокуратуры на судей, которые выносили "неудобные решения", до конца не ясен. То ли Генпрокуратура решила еще раз напомнить, как "работают" прокуроры в специализированных прокуратурах, то ли решила перетянуть на свою сторону судейский корпус.

А у служителей Фемиды, как мы видим, фаворитом пока остается Морарь.

У кого ресурс мощнее

Не секрет, что имидж судейского корпуса стремится к нулевому. Этому причиной многочисленные скандалы, в которые позволила себя втянуть судебная система. В период с 2014 года по 2020 в Молдове, как, впрочем, и за её пределами впервые заговорили о таком феномене, как политические заключенные. И за это львиную долю ответственности несут служители Фемиды. Это - если абстрагироваться еще и от многочисленных коррупционных скандалов.

Власти прекрасно понимают, что судейский корпус предоставлен сам себе, защищать его едва-ли кто-то будет. Понимают и эксплуатируют эту возможность. Таким образом, судебной системе приходится биться по двум фронтам. С одной стороны давит Генеральная прокуратура, а с другой наступает центральная власть.

Так, к примеру, в феврале, премьер Ион Кику распорядился сократить финансирование судебной системы на 70 миллионов. В этом смысле министерство финансов уже подготовило проект решения о поправках к Закону о государственном бюджете на 2020 год. Тем временем, министерство юстиции вовсю разрабатывает механизм регрессного иска в отношении судей.

Если Минюсту удастся реализовать его на практике, то судьи будут нести личную финансовую ответственность за проигрыши в Страсбургском суде.

При этом суды, конечно, могут отбиваться различными декларациями, грозить ухудшением качества правосудия, которое, собственно говоря, и так было совсем не на высоте. Только вот слушать их никто не будет.

В общественном сознании образ судьи далек от идеала. А по другую сторону есть Генеральный прокурор, который пользуется огромной общественной поддержкой. Этот ресурс он еще не задействовал на полную.   

Поэтому, каков бы ни был итог конфликта вокруг молдавской Фемиды, судьба Мораря, вероятно, в обозримой перспективе предрешена.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Будь в курсе всех событий в стране и мире: подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотреть видео Cлушать радио Перейти к другим новостям

Узнать, что мы сообщаем в OK

По теме

Морарь раздора: прокуратура усомнилась в объективности молдавского суда 


Главные темы

Орбита Sputnik