11:41 15 Октября 2019
Прямой эфир
  • EUR19.38
  • USD17.56
  • RUB0.27
  • RON4.07
  • UAH0.71
Парламент

Молдова после выборов: кто может войти в правящую коалицию в парламенте

© Sputnik / Miroslav Rotari
Колумнисты
Получить короткую ссылку
897520

Как поступит каждая из партий, прошедшая в парламент, и как поведут себя независимые депутаты, анализирует колумнист Sputnik.

Эмоциональный накал прошедших выборов понемногу спадает. И спустя несколько дней после подсчета голосов даже самые оптимистичные избиратели осознали не слишком приятный факт — победителей на этих выборах не оказалось.

Победителей не судят — их нет

Партии могут сколько угодно мериться размерами рейтингов, а политологи, с умным видом, — рассуждать, сколько мест было у той или иной партии раньше, и вот смотрите-ка, сколько стало сейчас. У них работа такая — в любой ситуации воспевать мудрость лидеров, помогать им назначать виноватых, изображать поражение как триумф, а чужие победы оценивать как "стратегические проигрыши".

Да, они сейчас вступили в острую фазу подведения итогов в штаб-квартирах. У них там споры, кто внес больший вклад, торжественные церемонии награждения непричастных и наказания невиновных. Однако избирателям совершенно неинтересно то, что занимает сейчас умы партийных активистов.

С большинством в парламенте остается полная неясность. И вслед за героем одного из рассказов Тэффи, что выражался на русско-французском суржике, впору восклинуть: "Ке фер? Фер-то ке?" ("que faire?" — "что делать?").

Que faire?

Главный вопрос, который всех интересует — будет ли в парламенте коалиция, и если да, то какая. В противном случае досрочные выборы неизбежны.

Назначить кабинет министров в одиночку не может ни одна из партий. Пространство для переговоров между партиями — микроскопически малое, потому что на "геополитические" разногласия наложилась еще и жесткая предвыборная критика всех против всех. В итоге мы не ошибемся, если заметим — "окно возможностей" для формирования коалиции выглядит до предела узким.

Эксперты перебирают варианты, и спустя несколько дней активных и таких же бесплодных общественных дискуссий в соцсетях эти варианты начинают приобретать уже совсем какой-то головокружительный, фантастический характер.

Дружить против ДПМ не будут

И социалисты (ПСРМ), и составляющие блока Acum — партии Майи Санду (PAS) и Андрея Нэстасе ("Платформа DA") — перед выборами жестко критиковали Демократическую партию, которая контролировала большинство в законодательном органе и руководила назначением министров.

Поэтому сразу несколько экспертов в первый же день вбросили в прессу тему ситуативной "антидемократической" коалиции между Acum и ПСРМ с задачей оттеснить Демпартию от властных рычагов, а дальше — ну, там уж как придется.

Однако прожила эта тема недолго. Крест на ней поставили лидеры блока Acum, которые считают нелепой постановку вопроса о союзе с пророссийскими социалистами. Майя Санду в эфире одного из национальных телеканалов высмеяла саму идею о переговорах с ПСРМ или с ДПМ.

Не отстал и Андрей Нэстасе, который на другом телеканале высказался еще более определенно. Он заявил, что "гарантирует" — ни в какие коалиции депутаты, выдвинутые его партией, вступать не станут, переговоров вести не будут. "Мы будем в такой жесткой оппозиции, которой еще не было", — заявил он.

Парламент еще не создан, а правые уже дробятся

Вот так внезапно выяснилось, что пока вся страна мучается вопросами, на правом фланге царит кристальная, безмятежная ясность. Свое место они уже точно определили — не отвечать ни за что, критиковать всех, принципиально сидеть в "жесткой оппозиции".

Впрочем, говорить о предвыборном блоке Acum как о едином целом уже довольно сложно. Не успел закончиться подсчет голосов, как PAS и DA принялись делить депутатов, словно Паниковский с Балагановым — чугунную гирю. Дескать, кто на сколько наработал.

В одной из телепередач на тему поствыборных раскладов Санду ушла от ответа на прямой вопрос — будет у блока Acum одна общая фракция в парламенте, или же они разделятся по партийному признаку? Санду решительно уклонилась от таких "нескромных" вопросов. "Мы еще не приняли решение, но это не так важно", — сказала она. И это даже удивляет, потому что, как это — не важно, будет ли одна большая фракция или несколько маленьких? Что же тогда важно?

"Важно наше единство в дальнейшем", — сказала Санду, как-то болезненно улыбаясь. Ах, да, действительно.

Пресса уже подсчитала, что самый больший вес в этом непрочном конгломерате у PAS — 12 мандатов. У Платформы DA — семь мандатов, у ЛДПМ и независимых кандидатов, прошедших при поддержке Acum, — еще семь. То есть, у нас на глазах прозападное крыло в парламенте не просто дробится, а рассыпается в порошок.

Прозападная коалиция может быть создана только силком

Понятно, что в этой нервной обстановке ни о какой классической прозападной правящей коалиции с участием ДПМ и депутатов, избранных от блока Acum, и речи быть не может.

Такая коалиция, вероятно, устроила бы западных партнеров Молдовы — Евросоюз и США, — при всех претензиях, которые были высказаны к официальному Кишиневу в прошлом. Однако категорический отказ Санду и Нэстасе вести переговоры с Демпартией хоронит эти перспективы на корню.

Впрочем, ставить крест на таком варианте рано. Уже были в Молдове прецеденты, когда эмиссары ЕС и США проявляли себя талантливыми мастерами по лепке желательных политических союзов, даже самых невероятных, и по развалу нежелательных.

Естественно, легким такой процесс не будет, и в такую коалицию участников придется, фигурально выражаясь, забивать ногами, не заботясь о сбережении тушки. Но сохранность политического здоровья подопечных всегда мало заботила как европейских, так и американских эмиссаров.

Возможны любые варианты

Пропрезидентская ПСРМ не спешит с заявлениями. По словам руководителя партии Зинаиды Гречаной, сначала надо дождаться, пока будут рассмотрены все апелляции по нарушениям.

А президент Молдовы Игорь Додон заявил, что готов организовать консультации между всеми партиями. Выступая в эфире одного из национальных телеканалов и перечисляя возможные варианты, глава государства не исключил и коалиции ПСРМ с любой из представленных в парламенте ведущих партий.

Готов он и к досрочным выборам: "Если не будет большинства, выдвинем кандидата [на пост премьер-министра], несколько раз пройдем процедуру, и если большинства голосов за него не будет, то распускаем парламент".

Однако досрочные выборы — то же самое, что хирургическая операция, когда всякая терапия становится бесполезной. Кроме того, многие эксперты сомневаются, что новые выборы дадут качественно иной результат.

"Технократический" кабмин — как встречи без обязательств

Теоретически, избежать досрочных выборов позволило бы назначение миноритарного правительства — или, как у нас любят говорить, "технократического", красивое же слово. То есть, один раз совместно проголосовать за кабинет министров, чтобы прекратить развитие политического кризиса, без всяких дальнейших обязательств.

Порочность этого варианта — в его нестабильности. За каждым законом премьер-министру придется ходить в парламент и по-новой очаровывать каждую фракцию и каждого независимого депутата по отдельности. Потому что "жениться" на таком правительстве никто в парламенте не обещал.

Игорь Додон отдельно оценил шансы на такое "ситуативное голосование" в парламенте. По его мнению, любое такое голосование закончится тем, что на второй день Конституционный суд это отменит. "Не получится ситуативно. Ничего это не даст", - сказал Додон, выступая на ТВ.

"Новое старое" большинство

Есть и еще один, "консервативный", вариант, когда ДПМ повторяет путь, пройденный ею в парламенте прошлого созыва, — становясь ядром, вокруг которого группируются как независимые депутаты, так и сменившие политическую принадлежность члены парламента.

Опыт прошлого созыва показал, что ничего невозможного здесь нет. Судя по тому, что происходит на правом фланге, можно прогнозировать, что со временем число внефракционных депутатов в парламенте может существенно увеличиться.

Однако возможно разногласия преодолеть не удастся, и никто не сможет договориться ни с кем.

И тогда либо происходят досрочные выборы, либо Конституцию снова начинают трактовать, перетрактовывать, и дело затягивается на несколько лет.

Прецеденты были. Вспомнить хотя бы процесс, завершившийся появлением на посту главы государства Николае Тимофти — помните его? Ну он еще не очень любил разговаривать. Немолодой такой. Ну в общем, был такой президент.

Когда состоится первое заседание парламента

По Конституции, президент вправе созывать парламент на заседание в течение 30 дней после проведения выборов.

Эти 30 дней истекают 26-27 марта. То есть, не позднее 26 марта Игорь Додон в качестве президента Молдовы созовет первое заседание парламента.

Если же досрочных выборов не удастся избежать, то глава государства уже заявил, что их лучше всего провести одновременно с местными выборами, которые должны состояться в начале лета.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

По теме

Брутер: в наш век можно сфальсифицировать любые выборы
Выборы прошли, что будет дальше – позиция "золотой четверки"
Наблюдатели ENEMO о том, как прошли выборы в парламент Молдовы
Теги:
парламент, депутат, партия, союз, парламентское большинство, коалиция, парламентские выборы


Главные темы

Орбита Sputnik