03:03 14 Августа 2020
Прямой эфир
  • EUR19.79
  • USD16.71
  • RUB0.23
  • RON4.09
  • UAH0.61
Колумнисты
Получить короткую ссылку
94750

Первого июля 2016 года вступило в силу Соглашение об ассоциации между Европейским Союзом и Республикой Молдова.

Как и положено годовщине всякого знаменательного события, в этот день в нашей стране звучат речи дипломатов и ответственных лиц. В них непременно присутствуют слова "приобретение статуса современной европейской страны", или "европейские стандарты демократии и процветания для всех наших граждан", а также "необратимость европейского курса".

Кроме того, особенно усердно публикуются красивые диаграммы и таблицы, полные цифр со многими десятичными знаками. И речи, и таблицы имеют одну цель — показать, что всем, — от коммерсанта и учителя, до фермера и врача, — в Молдове жить стало лучше, жить стало веселее.

Однако ощущения праздника нет. Это тот самый случай, когда "за деревьями не видно леса" — сколько бы таблиц ни выдали в этот день на-гора министерства и ведомства, у граждан Молдовы отсутствует ощущение, что жизнь улучшилась. Не замечается на их лицах бурного веселья.

Может быть, это потому, что после вступления в силу Соглашения об ассоциации с ЕС они получили совсем не то, что им обещали.

Обещали, что ассоциация приведет Молдову в состав ЕС

А что обещали? Этот вопрос — тоньше, чем может показаться. Формально не обещали ничего, кроме безвизового режима с ЕС и особого режима преференциальной торговли DCFTA. Именно так вам и скажет сегодня любой чиновник, имеющий отношение к реализации пунктов соглашения — и со стороны Молдовы и тем более, со стороны Евросоюза. "Безвиз" есть? Вот он. DCFTA присутствует? В полной мере.

Однако если поворошить прошлое и вспомнить, какой месседж несли потоки пропаганды, агитирующей жителей Молдовы "за ассоциацию", то вы убедитесь, что обещали совсем другое — вступление страны в состав Европейского союза.

Еще в 2014 году, когда переговоры о подписании соглашения об ассоциации входили в завершающую фазу, бывший премьер Владимир Филат пообещал, что благодаря этому документу Молдова станет полноправным членом ЕС в 2020 году.

Другой бывший премьер, Юрий Лянкэ, который подписал договор об ассоциации с Европейским союзом в Брюсселе, пообещал подать заявку на вступление Молдовы в ЕС уже во второй половине 2015 года.

Вот мы и в 2020 году, а Европейский союз сегодня от Молдовы дальше, чем четыре года назад. По крайней мере, иллюзии уже развеялись даже у тех, кто их всерьез питал.

Молдову лишили режима асимметричной торговли с ЕС

Многим сегодня хотелось бы сделать вид, что ничего подобного не было. Что Соглашение об ассоциации с ЕС — это вовсе не политический, не конъюнктурный, а исключительно экономический документ. Ведь теперь, в 2020 году, разговоры о вступлении Молдовы в Европейский союз воспринимаются не иначе, как старый и несмешной анекдот.

Сменили риторику и проевропейские политики. Теперь они убеждают общественность, что нынешний "вечноинтегрирующийся" статус Молдовы — это именно тот самый приз, ради которого стоило отказаться от перспектив на рынках СНГ, и прежде всего, на российском рынке. Убеждают, что необходимость долго и трудно договариваться о квотах на поставку молдавской продукции в Россию — это неизбежная плата за доступ на рынки Евросоюза.

Однако это неправда, потому что к 2016 году Молдова уже восемь лет пользовалась всеми выгодами принятого в 2008 году соглашения об асимметричной торговле с ЕС, которые дополнялись выгодами от свободной торговли со странами СНГ.

Асимметричный режим, когда Молдова пользовалась квотами на беспошлинную торговлю с Евросоюзом, не налагая на себя жестких политических обязательств, чреватых конфронтацией, доказал свою эффективность. И никто в Брюсселе не говорил об отказе от этого режима — пока в 2009 году в Молдове не пришел к власти первый "Альянс за евроинтеграцию".

Единственная причина, по которой режим асимметричной торговли был прекращен — это запуск "ассоциации с ЕС", которая заменила собой ранее заключенные торговые соглашения.

Не экономический, а политический документ

Соглашение об ассоциации с ЕС имело не экономическое, а политическое измерение. Этот документ запустил в Молдове процесс "геополитического раскола", который предопределил и политическую, и экономическую, и социальную жизнь страны на годы вперед.

Именно тогда в общественном пространстве Молдовы Европа была жестко противопоставлена России, а антироссийская риторика перешла из разряда радикальной экзотики в повестку парламентских дискуссий и внешнеполитических деклараций.

Договор об ассоциации стал последним конкретным проектом, который Европейский союз предложил Молдове, четко указав ее место — в буферной зоне вне ЕС, подконтрольной НАТО и дистанцированной от России и СНГ.

Если это и был шаг, то не к вступлению в ЕС, а в сторону — в тупик, где нашей стране и предлагалось находиться до тех пор, пока для нее в Брюсселе не придумают какой-нибудь другой план.

Молдова не стала богаче

Спустя четыре года действия Соглашения экономика нашей страны не демонстрирует признаков оживления.

В отчете МВФ, опубликованном в марте 2020 года, — еще до начала масштабных ограничений, связанных с пандемией COVID-19, — не звучало оптимизма и не прослеживалось результатов благотворного влияния "доступа на рынки ЕС с 500 миллионами потребителей". А такие перемены просто обязаны были произойти — если бы ассоциация с ЕС была настолько выгодна, как об этом говорили.

Сохраняется отрицательное сальдо торгового баланса, макроэкономические перспективы Молдовы по-прежнему подвержены рискам. МВФ прогнозировал (еще "до коронавируса"), что рост замедлится до 3,8 процента в 2020 году, внешний спрос продолжит падать, а сельскохозяйственное производство — снижаться.

Главный итог четырех лет

Отсутствие прогресса в Кишиневе модно объяснять тем, что это Молдова "недорабатывает" и следовательно, сама виновата.

В феврале 2020 года тогдашний министр иностранных дел и европейской интеграции Аурелиу Чокой заявил, что Национальный план действий по реализации договора об ассоциации с ЕС на 2017–2019 годы выполнен не более, чем на 72 процента. Фактически, не был завершен даже отчет о реализации национального плана действий по договору об ассоциации Молдовы и ЕС за 2016 год, отметил министр.

В качестве причины был назван перманентный политический кризис. Однако ясно, что если стратегический план не работает на протяжении четырех лет — то это проблема не столько "плохих" исполнителей, сколько самого плана. Который и стал в 2016 году генератором долговременного политического кризиса.

Можно сколько угодно сравнивать десятые доли процентов, рассказывая о росте в торговле с ЕС (и "забывая" о гигантских убытках в торговле с Россией и СНГ), но эта эквилибристика не способна заслонить следующий, простой и ясный факт.

Соглашение об ассоциации с ЕС не сделало жителей Молдовы богаче, не открыло для экономики новых перспектив. И это главный итог четырех лет, прошедших со дня вступления договора в силу, перед которым блекнут любые колонки цифр и любые разноцветные диаграммы.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

Теги:
ассоциация с ЕС


Главные темы

Орбита Sputnik