12:08 16 Января 2021
Прямой эфир
  • EUR21.00
  • USD17.28
  • RUB0.24
  • RON4.31
  • UAH0.62
Колумнисты
Получить короткую ссылку
1971141

Приднестровье стало российским регионом 9 января 1792 года, что существенно ускорило его славянско-молдавское заселение.

Произошло это благодаря подписанию Ясского мирного договора, завершившего победоносную для Петербурга войну 1787–1791 годов. Вместе с левобережьем Днестра Россия приобретала обширный регион, называвшегося тогда Очаковской областью и Ханской Украиной.

На протяжении XVIII века приднестровские степи были источником большой угрозы для Молдавского княжества. Здесь кочевала Едисанская орда, переселенная турками и крымскими ханами с Кубани. Вместе с другими ногайскими племенами едисанцы устраивали набеги на оседлое население Пруто-Днестровья. Среди них был и самый разрушительный в истории Молдовы "разлив татарвы" ("ревэрсаря тэтэримий") 1758 года, когда в рабство попали до 40 тысяч молдаван.

Русские победы над османами и Крымским ханством обезопасили Молдавию с востока. В 70-е годы кочевники были переселены из Приднестровья обратно на Кубань. Спустя десятилетие Крым стал российским, однако Буго-Днестровское междуречье перешло под власть Стамбула. Посредством своей Очаковской крепости турки контролировали преимущественно юг этого обширного региона. На севере его вдоль реки Ягорлык и на левом берегу Днестра стали появляться оседлые жители – казаки из ликвидированной Запорожской сечи, переселенцы из Молдавского княжества, русские старообрядцы.

Тем не менее заселение Очаковской области при османских властях было весьма робким. К моменту перехода региона под российскую юрисдикцию в начале 90-х годов в этом обширном регионе от Днестра до Южного Буга проживало только 19 тысяч человек.

Потеря Турцией Буго-Днестровья была обусловлена утратой ею стратегически важных Очаковской и Измаильской крепостей. Тем не менее на переговорах в Яссках османы попробовали смягчить горечь своей территориальной утраты следующими условиями: за Стамбулом остается узкая полоска земли вдоль левого берега Днестра, Россия обязуется не строить в Очаковской области своих крепостей, а также не будет настаивать на сохранении автономии Молдовы в составе Османской империи.

Князь Григорий Потемкин, являвшийся одновременно и русским главнокомандующим, и основным переговорщиком, тогда заявил: если говорить о каких-либо изменениях, то следует назначить границей реку Прут, а если турки не согласятся, то Дунай. Решительность Потемкина определялась тем, что он был очень недоволен сохранением за Турцией Молдавии и явно искал повод продолжить военный действия.

Князь Григорий Александрович Потемкин-Таврический
© Sputnik / Лев Носов
Князь Григорий Александрович Потемкин-Таврический

Однако османские дипломаты уступили, и в 1792 году граница все же прошла Днестру.

По условиям Ясского договора проживающие в Молдавском княжестве и Бессарабии христиане могли в течении 14 месяцев покинуть османские владения и переселиться в Российскую империю. Данной нормой воспользовались многие молдаване.

Вскоре после перехода Буго-Днестровья в состав России императрица Екатерина II распорядилась активно привлекать на вновь присоединенные области христианских переселенцев. В ее рескрипте на имя губернатора Каховского специально обращалось внимание на привлечение в бывшую Очаковскую область молдавских бояр с их царанами "наипаче вблизи границ молдавских, для удобнейшего населения оных".

Данное указание было выполнено, выходцы из Молдавского княжества получили около 260 тысяч десятин земли. Своим новым распоряжением Екатеринославскому губернатору в ноябре 1792 года Екатерина II поручила активно привлекать "молдавских и волошеских бояр и чиновников, возведенных нашей волею в чин штабс- и оберофицеров" на административные должности "соответственно качествам".

Аналогичное решение было и в отношении молдавских священнослужителей: "Архимандриту Домициану Капнисту, игумену Сэлэвестру, игумену Бенедикту Викову, которые оставили монастыри… в Молдове, в награду за их усердие на нашей службе повелеваем дать землю на устройство в новоприобретенной области стольким людям, сколько они с собой возьмут".

Как правило, за Днестр переселялись те представители молдавской знати, которые активно помогали российским властям во время русско-турецких войн. Их примеру следовали многие молдаване, ставшие волонтерами русской армии. По понятным причинам в Османской империи, несмотря на официальную амнистию, их перспективы были туманными.

Политическая иммиграция активизировала массовое народное переселение из-за Днестра. О его масштабах говорит тот факт, что к середине 30-х годов XIX века в Тираспольском уезде (включавшем территории нынешних Дубоссарского, Григориопольского и Слободзейского районов) молдаване были самой многочисленной этнической группой - около 20 тысяч человек. В целом же по Херсонской губернии в тот же период проживало 75 тысяч молдаван. Для демонстрации значимости этих цифр отметим, что Пруто-Днестровский регион и сам обладал очень малочисленным населением. К 1812 году на территории нынешней Республики Молдова и украинских частей Бессарабии жили лишь от 200 до 334 тысяч человек.

В Приднестровье молдаване селились преимущественно в сельской местности. Самыми крупными молдавскими населенными пунктами тогда являлись Малаешты (почти 1,3 тысячи жителей), Кошница (1,2 тысячи), Бутор (1 тысяча).

Знание молдавского языка стало одним из решающих аргументов назначения в 1792 году епископа Иова (Потемкина) главой Екатеринославской епархии. Вскоре этот церковный округ, включавший приднестровские земли, возглавил известный молдавский иерарх - митрополит Гавриил (Бэнулеску-Бодони). Так российские молдаване получили весьма высокопоставленного покровителя.

Поток переселенцев, шедших в Приднестровье с запада, встречался с миграционной волной, накатывавшейся с востока. Ее составляли украинские и русские крестьяне, привлекаемые в помещичьи хозяйства. Среди них было значительное число беглых, искавших на окраине империи убежища от крепостного права. В середине XIX века украинцы стали самым многочисленным этносом Тираспольского уезда (36,9 тысячи человек). Причем их численность была бы еще выше, не прими в 1792 году правительство России решение о перебазировании Черноморского казачьего войска с Днестра на Северный Кавказ. В этом переселении приняли участие около 25 тысяч человек, в основном малороссов.

Украинцы активно заселяли сельскую местность, в связи с чем закономерным явлением стало формирование смешанных молдавско-славянских общин: в Чобручах, Слободзее, Незавертайловке и многих других населенных пунктах.

Для возникновения главного городского центра Приднестровья – Тирасполя - большое значение имело переселение в регион русских старообрядцев. В ходе упомянутой русско-турецкой войны российскими войсками из Бессарабии на левый берег Днестра было переселено свыше 6,5 тысячи "раскольников". Тогда же происходила миграция в Очаковскую область старообрядцев с севера из пока еще (до 1793 года) Польской Подолии. К примеру, в приднестровское местечко Ягорлык из Балты переселилось около 900 староверов.

Особое внимание к переселению данной социальной группы определялось тем, что ее представители были весьма успешными торговцами, ремесленниками и промысловиками.

Из 387 семей, поселившихся в Тирасполе в 1792-1794 годах, 223 прибыли из Молдавии и Польши. Религиозная принадлежность их вполне очевидна, если учитывать, что первый храм, который был заложен после строительства Тираспольской крепости, был единоверческим (Покрова Пресвятой Богородицы).

Единоверие – это политика компромиссного воссоединения старообрядческих общин с Русской православной церковью, которая зародилась и активно применялась в Екатеринославской епархии.

В городские общины Приднестровья также вливались казаки преимущественно русского Екатеринославского войска, несшие пограничную службу по Днестру в 1793–1796 годах.

В дальнейшем население Тирасполя активно пополнялось также украинскими и молдавскими семьями, но его преимущественно русский характер сохранился и по сегодняшний день.

Если Тирасполь с самого начала освоения Приднестровья рассматривался как его административный центр, то Григориополь должен был стать финансово-торговым городом.

Григориополь стал частью амбициозного проекта Потемкина по основанию на юге России городов – центров притяжения для влиятельных армянских торговцев со всей Евразии. Первой такой армянской колонией на территории Российской империи стала Новая Нахичевань (ныне ее бывшая территория входит в городскую черту Ростова-на-Дону). Здесь было создано влиятельное самоуправление, специфичное законодательство, введены большие льготы по несению повинностей и налогов, за казенный счет быстро развивалась инфраструктура.

После заключения Ясского мира преимущественно из Бессарабии в Приднестровье переселились около 4 тысяч армян. 10 июня 1792 года императрица утвердила план Григориополя, а к началу августа здесь были выстроены 114 жилых домов, сафьянный завод, 16 торговых лавок. Тем не менее после скоропостижной смерти Потемкина у армянской колонии на Днестре уже не было влиятельного покровителя. Многое из намеченного в Григориополе так и не было реализовано. Армянское поселение на Днестре не получило того объема вольностей, что был у Новой Нахичевани.

Открытие Одесского порта, а затем появление в составе Российской империи Кишинева привело к переезду купеческих семейств в Южную Пальмиру и столицу Бессарабии. Григориополь становился все более ремесленно-аграрным местечком, где армян оставалось все меньше, а молдавское, славянское и еврейское население, напротив, росло. По данной причине в 1840 году он и потерял официальный статус армянской колонии.

Последний неудачный пример колонизации Приднестровья показывает, что процесс наполнения христианами бывшей Очаковской области вовсе не был заранее обречен на успех и сталкивался с серьезными проблемами.

Прочитав данный материал, возможно, некоторые читатели зададутся вопросом: а в чем же заслуга русской императрицы и ее последователей в процессе заселения Приднестровья славянско-молдавскими жителями? Ведь христиане стали появляться в этом регионе задолго до Ясского договора.

Современная демографическая катастрофа, с которой сталкивается все Северо-Западное Причерноморье, наглядно показывает нам, что население мало привлечь на определенную территорию, его надо еще и закрепить, "обеспечить работой" - как говорят сегодня. В конце XVIII–XIX веках Российское Причерноморье познало грандиозную программу социально-экономического развития, и привлекаемое сюда население гармонично вписывалось в ее реализацию.

Одновременно с событиями, описанными выше, шло строительство Одесского порта. Совсем скоро пшеница, выращенная в ранее безлюдных причерноморских степях, хлынула через добытый русскими войсками проход, в бассейн Средиземноморья. В 40-е годы на Днестре началось регулярное пароходное сообщение, что активизировало экономические связи, повысило транспортную мобильность людей. Спустя два десятилетия в регион пришла первая железная дорога, соединившая Приднестровье и Бессарабию с внутренними губерниями России. По ней местные фрукты, овощи, продукты виноделия, животноводства стали в больших объемах поставляться на быстро растущий российский рынок. Помещики, фермеры, торговцы, разбогатевшие на хлебном экспорте, стали вкладываться в промышленные предприятия. Активное содействие начинавшемуся процессу индустриализации оказывало государство. Растущие города обзаводились социальной инфраструктурой. Школы, семинарии, лицеи, пансионы, университеты, больницы, библиотеки, театры – все это впервые возникло в бывшей Очаковской области в течение каких-то 100 лет после Ясского договора. Все это создавало условия для устойчивого демографического роста на протяжении длительного времени.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

По теме

Русский генерал Румянцев 250 лет назад остановил отуречивание Бессарабии
Тайны миссии Манук-бея в Бессарабии
Митрополита Бэнулеску-Бодони канонизируют в Молдове


Главные темы

Орбита Sputnik