12:15 16 Января 2021
Прямой эфир
  • EUR21.00
  • USD17.28
  • RUB0.24
  • RON4.31
  • UAH0.62
Колумнисты
Получить короткую ссылку
44141

Вокруг поста генерального прокурора опять происходят абсолютно непрозрачные игры и ведутся странные маневры.

От общественности поле сражения скрыто густой завесой дыма. Лишь отзвуки идущих там тяжелых боев доносятся до публики. То в виде смутных угроз со стороны околопрезидентской команды в адрес Генпрокуратуры (ГП). То в виде заявлений генпрокурора о политическом давлении.

Не далее как 5 января не только ГП, но и Высший совет прокуроров, а также профессиональные и ветеранские ассоциации прокуроров в совместном заявлении выразили недовольство вмешательством политиков в дела прокуратуры.

Речь идет о "политическом давлении и запугивании со стороны политиков, попытке подорвать независимость прокуроров в пользу политического класса", – заявил по этому поводу генпрокурор Александр Стояногло.

Внутри страны Генпрокуратура управы на политиков найти не надеется. Обращение с просьбой о защите было направлено всем, всем, всем — и Венецианской комиссии, и Международной ассоциации прокуроров, и в Совет Европы, и в Европарламент, и всему дипломатическому корпусу. Разве что только в ООН не обратились, хотя может быть, и до этого дойдет.

Никогда такого не было, и вот опять

В истории независимой Молдовы пост главы Генпрокуратуры всегда, после каждой смены власти, становился пылающим плацдармом, за который политики бились насмерть, до последнего патрона.

И немудрено — как правило, от победы на этом поле зависело, как среди политических кланов будут распределяться сидящие и сажающие.

Уход генпрокуроров в отставку на фоне оглушительных скандалов у нас — обычное дело. Только один (!) глава ГП в истории удержался на своем посту полный срок. И то, в 1990-1998 годах — то есть, еще до полного расцвета в нашей стране европейской демократии и превращения Молдовы в "историю успеха".

Больше всего удручает именно "нормальность", привычность этого процесса. Потому что смена генпрокуроров после смены власти — это абсолютно ненормальный и нездоровый феномен. Фактически, это признак, что ГП остается дубинкой в руках политиков. Пусть даже тот, кто держит дубинку, и воображает, что использует ее исключительно во благо народное.

Те-Кого-Нельзя-Называть

Генеральная прокуратура подчеркнуто стремится избежать любых подозрений в политизированности. Возможно, потому ГП и не называет ни имен политиков, ни названий политических партий, которые обвиняет в давлении. Теоретически, это можно понять. Ведь обвинения со стороны ГП в адрес конкретного политика — это оружие, которое мгновенно используют его оппоненты.

С другой стороны, это какой-то тупик — ведь невозможно противостоять Тем-Кого-Нельзя-Называть. Ни имен, ни должностей "давящих" ГП в заявлениях не называет. Что за туман, в самом деле — можно подумать, призраки бесплотные пытаются взять под контроль правоохранительное ведомство. Тот же самый вопрос неизбежно возникнет и у Венецианской комиссии, да и вообще у любой международной структуры, к которой апеллирует Генпрокуратура.

Негласная война

Откуда именно исходит угроза для Генеральной прокуратуры, неожиданно прояснил Владислав Кульминский — бывший советник по внешней политике бывшего премьер-министра и нынешнего президента страны Майи Санду.

"Генеральная прокуратура позиционирует себя не по ту сторону баррикад. Не по правильную сторону баррикад <...> Негласная война, которую объявил генеральный прокурор президенту, ошибочна. Он никак в этой войне победить не сможет", — заявил Кульминский в телевизионном эфире.

И это было удивительное заявление, из которого общественность узнала сразу несколько вещей.

Во-первых, выяснилось, что президент Молдовы участвует в некой "войне" с Генеральной прокуратурой.

И во-вторых, что прокуратура должна занять некую "правильную" сторону на неких "баррикадах" — с точки зрения человека, который немало сделал для победы Майи Санду на президентских выборах (и как говорят, даже отказался от должности советника президента ради более интересного проекта в Африке) 

Что значит — прокуратура должна занять "правильную сторону"? Знаете, какой-то "плахотнюковщиной" повеяло от этих формулировок, право слово. Не может ведь, и не должно быть у прокуратуры никаких "правильных" или "неправильных" сторон. Одна только положена ей сторона — та, что всецело описывается действующим законодательством.

Но если так говорит такой влиятельный человек, значит, политическая война с Генпрокуратурой и вправду идет. Правда, есть большие сомнения, что развязала ее именно ГП.

Чем отличается Генпрокуратура от дворцовой гвардии

Потому что, а как вы себе это представляете? Не бывало такого в истории, и никогда не будет, чтобы Генпрокуратура вдруг повязала вокруг головы бандану и с гиканьем кинулась с холма в атаку на действующую власть.

Кидаться на оппозицию по команде власти — такое бывало, есть грех. И в нем Генпрокуратура уже даже покаялась. А вот Генпрокуратура, вступающая в политическое противоборство с действующей властью, а тем более с президентом страны (который непосредственно участвует в процессе назначения генпрокурора) — это нонсенс. Прокуроры — это вам не гвардейцы, гоняющие императоров по дворцу. И не декабристы в каре, на Сенатской площади.

Александр Стояногло, собственно, встречался уже с Майей Санду, без всяких факелов и криков "Вперед, гвардия!" в дворцовом саду, и даже докладывал ей о состоянии резонансных дел. Нормально же общались. И не вспоминается, чтобы после встречи президент публично выражала неудовольствие. Зато недовольства хватает у депутатов пропрезидентской партии PAS, которые настойчиво призывают генпрокурора подать в отставку.

Почему? Лучше всего мотивы депутатов может описать другое высказывание Кульминского, сказанные в том же телеэфире: "Потому что к нему нет доверия".

Послушайте, мало ли у кого из политиков нет доверия к генеральному прокурору. На то она и прокуратура, чтобы не колебаться в соответствии с генеральной линией очередной доминирующей партии.

Если есть конкретные обвинения в адрес Генпрокуратуры — надо предъявить. Параграфы, статьи, документы, факты, имена. Ведь на нет, как говорится, и суда нет.

Повторение пройденного

Вообще, у Майи Санду плохая карма в делах, связанных с Генеральной прокуратурой. Если помните, именно неудача с назначением генпрокурора вызвала цепь событий, приведших кабинет Санду к отставке. Неудача, которая сопровождалась чрезвычайно энергичными и настолько же скандальными попытками привести результаты конкурса в соответствие с представлениями нынешнего президента Молдовы о прекрасном.

Наверное, президент и правда считает, что обладает лицензией на правоту и на понимание, как именно должна вести дела прокуратура. И возможно, все еще жива в воображении картина, на которой "европейский прокурор" спускается с неба на парашюте, раскрашенном в цвета Евросоюза.

И наверное, действующий генпрокурор возмутительным образом занимает эту посадочную площадку — заставляя беспомощно кружить в воздухе воображаемый самолет с другим, "правильным" генпрокурором, разделяющим "правильные" убеждения и готовым хоть сию секунду забраться на баррикаду (причем с "правильной" ее стороны).

Но если и правда в президентской администрации, или около нее, или в еще каких-нибудь неизвестных публике потайных кулуарах в ходу такие взгляды — то однажды все это закончится точно так же, как закончился один уютный олигархический режим, летом 2019 года. Просто неизбежно это произойдет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova



Главные темы

Орбита Sputnik