21:32 23 Июня 2021
Прямой эфир
  • EUR21.37
  • USD17.97
  • RUB0.25
  • RON4.34
  • UAH0.66
Колумнисты
Получить короткую ссылку
67170

Идеология снова вторглась в городские улицы, а надуманные дискуссии подменяют собой реальные проблемы.

Каждый раз, когда в Молдове уходит из жизни кто-нибудь заметный, жители нескольких кишиневских улиц (прежде всего Московского проспекта и улицы Пушкина) начинают трепетать. Потому что каждый раз, с достойным лучшего применения упорством, над этими улицами нависает беда под названием "переименование".

Понятно, что тема эта тонкая. Но со всем уважением к почившим классикам и современникам — речь не о них. Речь о вполне живых персонажах, которые энергично, едва успев вернуться с печального мероприятия, начинают ковать себе статус, а то и политический капитал, прикрываясь громкими именами ушедших из жизни.

На этот раз шум и суета поднялись вокруг инициативы о переименовании одной из улиц Кишинева в честь литератора Николае Дабижи. Немедленно возникла из летаргического сна малозаметная унионистская организация "Честь, Достоинство и Родина" (ODIP), которая предложила переименовать в память о Дабиже… кишиневскую улицу Пушкина.

Унионисты в своей петиции в адрес муниципальных властей заявили, что улица Пушкина "подходит лучше всего". Потому что это одна из главных улиц, которая находится в центре города и пересекает другие улицы с "символичными названиями" — речь об улицах "31 августа 1989", Букурешть, Матеевича, Когэлничану, проспекте Штефана чел Маре.

"Мы считаем, что Николае Дабижа, чья роль в национальной культуре была значительной, заслуживает того, чтобы в его честь назвали улицу в центре Кишинева", — говорится в петиции (словно городские улицы — это нечто вроде медали или премии для лауреата, которые можно "выдать за заслуги").

Однако ни улицу Когэлничану, ни улицу Матеевича (кстати, военного священника Русской императорской армии, о чем унионисты, возможно, и не подозревают) переименовать почему-то не предложили. Целью стало именно имя великого русского поэта. С точки зрения унионистов — чуждого для Молдовы элемента.

То есть, в очередной раз политика заслонила собой здравый смысл, а русофобия легла тенью на ни в чем не повинные кишиневские улицы.

Топонимика и посмертная слава

Специалисты в области городской топонимики, науки об именовании мест, говорят, что манера переименовывать улицы в честь известных личностей появилась не так давно — во Франции, при Наполеоне.

С точки зрения урбанистов, превращение улиц города в один большой мемориал — это привычка, которая противоречит самой идее организации городского пространства. Испокон веков люди называли улицы так, чтобы это было удобно и понятно. Названия улиц становились частью географии и облегчали ориентировку в большом городе.

На Губернаторской стоял дом губернатора. Кладбищенская вела на кладбище. Тенистая улица радовала тенью, Грязная никогда не видала мостовой, а чтобы пройти по Крутой улице, надо было карабкаться в горку.

Говорят, что Наполеону первому пришло в голову, что имя его должно быть начертано не только на знаменах, но и на городских улицах. Так появилась традиция, которая уже в новое время была доведена до абсурда — волна переименований прокатывалась по улицам городов с каждой сменой власти. Самый яркий пример последних лет — украинская повальная "декоммунизация" и "дерусификация", которая влетела государству в копеечку и благодаря которой реку Днепр стало не отличить от города — тот тоже стал Днепром.

Да что там далеко ходить — проспект Штефана чел Маре переименовывали шесть раз. Был он и Миллионной улицей, и Московской, и Александровской, и улицей Александру чел Бун, и проспектом короля Кароля II, и улицей Ленина.

Свой вклад в чехарду вносило и стремление единомышленников, соратников, да и просто политиков попиариться на посмертной славе известных личностей. Была в Кишиневе улица Космонавтов — как напоминание о вкладе Молдовы в освоение космоса во времена СССР. Была, да сплыла — теперь это улица Константина Тэнасе, а вот о космонавтах в городе больше ничего не напоминает.

А кому мешал проспект Молодежи, переименованный в улицу "Национального возрождения" — будто бывает возрождение без молодежи? Но и это, идеологически безупречное название не устояло под напором очередных соратников и единомышленников. В итоге не стало в столице "возрождения", зато появился проспект Виеру. Который непременно приходится называть улицей "Г. Виеру", чтобы не спутать с улицей, названной в честь молдавского, советского художника И. Виеру.

Сколько раз приходилось менять паспорта и уличные таблички в Кишиневе, да и в других городах Молдовы, не подсчитал еще никто. Ясно одно — влетело это в немалые деньги и никак не увеличило симпатии горожан к городским властям. Зато соратники и единомышленники, безусловно, остались довольны.

Пушкин и пустота

В стремлении "вычистить" имя Пушкина унионисты из организации ODIP превзошли самых ярых радикалов самых неспокойных лет новейшей молдавской истории. Пушкина — ни улицу его имени, ни бюст, украшающий центральный парк, ни Дом–музей тогда не тронули. Возможно, потому, что все унионисты 90-х получили вполне себе советское образование. А советское образование воспитывало людей в духе уважения к универсальной ценности культуры, вне зависимости от национальных рамок.

Тронуть имя Пушкина в те времена означало заслужить славу пещерного ксенофоба, к которой не стремится ни один политик, каким бы радикалом он ни был. Однако времена, похоже, изменились. А может быть, рамки понятия "пещерный" стали более размытыми, в силу, увы, общей деградации образования в нашей стране.

На смену культуре приходит пустота, напичканная идеологией. Так или иначе, измарать краской танк-монумент в память о героях Великой Отечественной или попытаться вымарать из истории столицы имя Пушкина уже не выглядит абсолютно неприемлемой идеей в глазах нового поколения унионистов.

Необходимые в этом случае точки над "i" расставил экс-министр культуры России, спецпредставитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой, лично знакомый с Николае Дабижей.

"Я знал Николая Дабижу. И, поскольку он был писателем (и писателем хорошим), в отличие от тех, кто сегодня играет в странные политические игры, он никогда не согласился бы с тем, чтобы в его честь переименовали улицу, которая носит имя Александра Пушкина. Убежден, как бы он ни относился к России, такая история ему совсем бы не понравилась. Вообще, мне кажется, что в такого рода переименованиях есть какая-то, прошу прощения, пошлость", – говорит Швыдкой.

"Политические игры вокруг покойных – признак дурного тона. Молдавскую литературу довольно трудно оторвать от русской литературы. Тому есть немало примеров, назову лишь одно имя: Ион Друцэ, которого чтут и в Молдове, и в России в равной мере. А заниматься политикой на гробах – последнее дело..." — сказал Швыдкой.

Если отвлечься от идеологической составляющей, которую некоторые политики в Кишиневе пытаются выдать за "увековечивание памяти", то слово "пошлость", здесь выглядит чрезвычайно удачным. Переименование улиц обесценивает имена — как обесценился статус Ордена Республики, который за последнее десятилетие раздавали просто мешками.

В конце концов, есть же хорошая традиция в просвещенной Европе — называть в честь известных национальных деятелей новые библиотеки, госпитали и общественные здания. Но эта достойная традиция среди унионистов вряд ли приживется. Потому что на призыв типа "вы сначала постройте что-то новое, а потом называйте, как хотите", — им нечего будет ответить.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

По теме

Политические игры на гробах: Швыдкой - о переименовании улицы Пушкина в Кишиневе
Теги:
Кишинев

Главные темы

Орбита Sputnik