09:41 19 Июня 2021
Прямой эфир
  • EUR21.22
  • USD17.78
  • RUB0.24
  • RON4.31
  • UAH0.65
Колумнисты
Получить короткую ссылку
59900

Катастрофа, которая произошла с доведенной до банкротства "Железной дорогой Молдовы" — проблема не только (и даже не столько) экономическая. Крах этого особенного, по любым меркам, госпредприятия имеет и социальное, и политическое измерение.

Иначе не произвела бы история с доведенной до банкротства "Железной дороги Молдовы" эффекта разорвавшейся бомбы. Немало разорений и катастроф повидала страна за годы "европейской истории успеха", и казалось бы, кого тут удивишь очередным бедствием.

Но как уже было сказано, ЖДМ — предприятие особенное. Как герб и флаг страны являются символами государства, так и железная дорога всегда была своеобразным национальным символом. Предметом гордости и знаком надежды, если угодно.

То есть, если катятся по рельсам поезда, значит, не все еще потеряно. Не до конца.

Возникала цивилизация вдоль берегов великих рек, а распространялась по всем континентам — вдоль железных дорог. И получалось, что где нет железной дороги, там нет и цивилизации. Недаром так болезненно воспринимаются в Балтии беды проекта Rail Baltica, который должен был спасти железные дороги региона и связать Таллин, Ригу и Каунас с Варшавой и Берлином. Саркастическое местное выражение "Прибалтийские Вымираты" отражает демографическую катастрофу, которая происходит в этой части Восточной Европы, и утрата железной дороги может подстегнуть бегство населения из стран Прибалтики.

Бегство населения — одна из главных проблем и в Молдове. А теперь наше государство рискует утратить и железную дорогу. Это известие удручает жителей страны, не говоря о железнодорожниках, которые не получали заработную плату с декабря. Невыплата зарплаты справедливо оценивается людьми как дикость, напоминание о "лихих 90-х", когда жалование могли выдать и галошами, если вообще платили. И все это происходит в стране, которую в Евросоюзе называли "историей успеха".

Неудивительно, что проблемой занялись прежде всего не в министерстве транспорта и не в правительстве (которые, объективно, оказались не способны контролировать ситуацию на предприятии), а в парламенте и в администрации президента.

Правда, пока не очень похоже, что из политиков выйдет эффективная спасательная команда.

Внимание к бедствию, которое происходит на ЖДМ, политики проявили только после того, как рабочие предприятия начали акции протеста и пригрозили полностью остановить движение поездов.

Руководство "Железной дороги Молдовы" некоторое время сохраняло бодрый вид и заверяло, что у них есть план по выводу предприятия из кризиса. Однако очевидно, что это была "хорошая мина при плохой игре" — решить проблемы ЖДМ за счет внутренних резервов оказалось уже невозможно.

Пик протестов железнодорожников пришелся на период, когда в Молдове нет полноценного правительства, а сама страна – на пороге досрочных парламентских выборов. В итоге была создана специальная парламентская комиссия, которая принялась подсчитывать убытки и оценивать ущерб.

Тот факт, что оценкой ситуации на предприятии занялись не министерства и ведомства, и не правительственные чиновники, а депутаты парламента, прекрасно иллюстрирует следующий факт: проблемы госпредприятия — не экономического, а исключительно политического свойства. Начиная с 2010 года, с момента прихода к власти первого парламентского "Альянса за европейскую интеграцию" руководителей "Железной дороги Молдовы" назначали исключительно по политическим квотам. Пост директора ЖДМ стал предметом торга у политиков, а под крышей госпредприятия расцвели хищения и коррупция.

Конфигурация парламентского большинства и расклады в парламенте за минувшие десять лет менялись с головокружительной скоростью. Теми же темпами нарастала и "текучка" в руководстве "Железной дороги Молдовы". Неизменным оставалось только одно — предприятие откровенно грабили.

"В общей сложности можно сказать, что за 10 лет на ЖДМ было присвоено более 1,5 миллиарда леев. Но это очень оптимистическая цифра", — заявил, представляя в парламенте отчет комиссии, депутат Олег Липский.

Впрочем, у парламентской комиссии нет полномочий для того, чтобы принимать меры по спасению предприятия. Если железная дорога — жертва, то депутаты — не более, чем ее безутешные родственники.

Примерно столько же полномочий и у администрации президента, которая также подключилась к разбирательствам вокруг ЖДМ. Президент Молдовы Майя Санду уже дважды вносила вопрос о положении на предприятии в повестку дня Высшего совета безопасности (ВСБ) при главе государства.

По итогам заседания президент доложила общественности об его итогах и принятых мерах.

Агентство публичной собственности пообещало представить Совбезу план по реструктуризации долга и по замене директора ЖДМ. Правительство согласилось поискать деньги для выплаты долгов по зарплате рабочим. Генпрокуратуре и Национальному центру по борьбе с коррупцией стоит ускорить расследование по делам, открытым по фактам мошенничества на предприятии.

Мягкие формулировки "пообещало", "согласилось" и "стоит ускорить" мы выбрали не зря — у президента нет полномочий приказывать ни правительству, ни Агентству публичной собственности, ни Генпрокуратуре. Более того, возникают сильные сомнения, что в преддверии скорых парламентских выборов (а значит, и неминуемой смены руководителей во всех и всяческих креслах) здесь будет достигнут хоть какой-нибудь прогресс.

Понятно, что самая острая на сегодня проблема — это рассчитаться с бастующими железнодорожниками. Однако даже если деньги на выплату зарплат каким-то образом отыщутся в многострадальном "коронавирусном" бюджете, то остается нерешенным главный вопрос — как спасти само предприятие, "Железную дорогу Молдовы".

Скорее всего, здесь пойдут по проторенному пути, благо правительство и Министерство транспорта уже не первый год готовят реформу ЖДМ, по "модельному" образцу, который Всемирный банк и МВФ предлагают всем без исключения странам в Восточной Европе — взять все, да и поделить. Как это произошло в свое время и с госпредприятием "Молдэнерго", где потенциально прибыльные распределительные сети были проданы за бесценок иностранным частным компаниям, а государству были оставлены не приносящие прибылей ТЭЦ и транспортные высоковольтные сети.

Точно так же планируют поступить и с ЖДМ — отделив прибыльные грузовые перевозки от убыточных пассажирских. Однако, глядя на пример тех же прибалтийских железных дорог, стоит очень сильно усомниться, что от этой реформы "Железной дороге Молдовы" будет счастье.

Да и нет никаких признаков того, что изменится "политический" подход к назначению руководства предприятия — особенно учитывая, что именно новому руководству ЖДМ придется проводить в жизнь очередную "европейскую" реформу.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

По теме

Фото: "Батон хлеба – на неделю" – железнодорожники Гагаузии вышли на протесты
Горячие рельсы: молдавские железнодорожники выходят на протесты
Теги:
"Железная дорога Молдовы"

Главные темы

Орбита Sputnik