06:36 16 Мая 2021
Прямой эфир
  • EUR21.39
  • USD17.73
  • RUB0.24
  • RON4.34
  • UAH0.64
Колумнисты
Получить короткую ссылку
86450

Великие правители отличаются от прочих тем, что их поступки определяют жизнь не только современников, а многих поколений соотечественников. Это касается и всероссийской императрицы Екатерины II.

Несмотря на то, что она ни разу не пересекла Днестр, ее деяния оказали огромное влияние на жизнь Молдавии и всей Бессарабии.

День рождения этой правительницы отмечается 2 мая. Имя Екатерины II в Пруто-Днестровье традиционно ассоциируется с двумя русско-турецкими войнами, затронувшими наш регион во второй половине XVIII века. При этом громкие победы русской армии при Ларге и Кагуле, драматичная осада Бендер и блистательный штурм Измаила затмили экономические цели и последствия тех войн.

Екатерина Вторая
© Sputnik / Владимир Вдовин
Екатерина Вторая

Для России Екатерина II стремилась достичь того же, что и господарь Александр Добрый для Молдавского княжества: открыть торговый путь через Черное море в Южную Европу и Азию. Степные земли, присоединенные к России в Причерноморье, как нельзя лучше подходили для выращивания зерновых культур, а та же Османская империя была очень заинтересована в поставках хлеба.

В 1794 году императрица издала рескрипт (указ) для обеспечения российской торговли в южном направлении. Он повелевал около бывшего турецкого замка Гаджибей "устроить тамо военную гавань купно с пристанью для купеческих судов…". Свободный вход в новую гавань дозволялся не только отечественным, но и купеческим судам из других стран.

Gavriil Bănulescu-Bodoni
Митрополит Гавриил Бэнулеску-Бодони

Участие в закладке первых зданий нового города, получившего название Одесса, принял митрополит Екатеринославский и будущий предстоятель Кишиневской епархии Гавриил (Бэнулеску-Бодони). Очень быстро Одесса стала главной торговой гаванью России в Азово-Черноморском регионе. Этому способствовало сочетание глубоководности (что очень важно для обслуживания хлебной торговли) и выгодного расположения вблизи хлебных житниц. В одну из таких житниц стала стремительно превращаться и Бессарабия после присоединения к Российскому государству.

Екатерина II выделяла большие ресурсы и льготы для обустройства Одесской гавани. В 1796 году на эти цели была направлена самая значимая финансовая инвестиция первых лет ее истории – 405 тысяч рублей. Переселенцам, перебравшимся в Одессу, было предоставлено освобождение от податей сроком на 10 лет, которое в последующем продлевалось.

В последний год жизни императрицы (1796 год) Одесса обогнала по торговому обороту все черноморские порты Российской империи. В 1805 году Одесский порт обеспечивал вывоз почти половины всего российского хлебного экспорта.

Александр I Павлович
© Public Domain / Джордж Доу
Александр I Павлович

Продолжатель политики Екатерины II в отношении Одессы император Александр I ввел льготный таможенный тариф  (1/5 от общего тарифа) на ввоз иностранных товаров в Одессу. Это привлекло сюда множество заморских торговцев. Осуществляя поставки в "вольную гавань", они загружали на обратный путь свои суда южно-российским хлебом и вывозили его преимущественно в османские владения.

Для Молдавии особо значимо было то, что товары, направляемые из Одесской гавани по суше в Дунайские княжества, получили освобождение от транзитного сбора.

После присоединения к Российской империи Бессарабия быстро включилась в зерновую специализацию сопредельных губерний. Если во время османского владычества в Пруто-Днестровье активно завозился хлеб российского происхождения, то уже в 30-е годы Бессарабия сама стала экспортером зерна. Еще через 10 лет зерно и мука из Бессарабии существенно потеснили аналогичную продукцию из Подольской, Херсонской и Киевской губерний. Главным пунктом назначения бессарабского хлеба являлась Одесса, откуда он поставлялся на внешние рынки.

Быстрый рост производства зерновых в Пруто-Днестровье стимулировался тем, что Одесса обеспечивала сбыт бессарабской продукции по ценам значительно выше, чем те, что существовали на внутреннем рынке региона. Особенно быстро посевы злаков росли в Буджакских степях, где со времен господства османов было много целинных земель. После выселения буджакских татар, занимавшихся преимущественно скотоводством, стала производиться активная распашка местного земельного фонда.

За 40 лет (с 1819 по 1859 годы) посевы пшеницы в Бессарабии возросли более чем в 6 раз и достигли 162 тысяч десятин. При этом озимая пшеница до вхождения региона в состав России вообще не возделывалась. Теперь же она получила очень широкое распространение в помещичьих хозяйствах центральных и северных уездов. На юге же на полях зажиточных крестьян, болгарских и немецких колонистов выращивались преимущественно яровые сорта.

Расширялись (почти втрое) посевы и традиционной для региона кукурузы. Бессарабская кукуруза – мелкозернистая, с высоким абсолютным весом зерна, считалась лучшей на юге России и пользовалась большим спросом в Одессе.

За счет бурного развития зернового хозяйства еще недавно отсталое в аграрном плане Пруто-Днестровье стало стремительно догонять оставшуюся под турками Запрутскую Молдову. В конце 1840-х годов за Прутом в исчислении на душу населения производилось 24 пуда зерна, а в Бессарабии – 38 пудов. Быстро тогда же сокращался разрыв и в численности населения. В историческом центре Молдавии проживало около 1,5 миллиона человек, количество жителей еще в недавно малолюдной Бессарабской области теперь превысило 900 тысяч.

По мере роста численности жителей, освоения пустошей и целинных земель буквально на глазах менялся облик Большой Бессарабии. Хлебопашество оттесняло на второй план ранее господствовавшее животноводство. В середине XIX века началась механизация земледелия: приобретались первые паровые молотилки, жатвенные и косильные машины и другие механизмы.

Росла урожайность зернового хозяйства. Во второй половине 40-х годов XIX века Бессарабская область заняла лидирующее положение среди губерний Новороссийского края (Херсонской, Екатеринославской и Таврической) по количеству выращенного зерна. В этот период среднегодовой сбор зерновых в Пруто-Днестровье составлял 2,3 миллиона четвертей, а в отдельные годы урожай достигал просто астрономических значений – свыше 4 миллионов четвертей. До половины собранного урожая различными способами направлялось на реализацию в Одессу.

В то время столица российского Причерноморья представляла собой весьма любопытное зрелище. Как вспоминал одесский публицист Константин Скальковский, "треть домов представляла магазины или амбары для склада хлебов, преимущественно пшеницы. В сухую погоду улицы устилались "рядном", грубым холстом, на которое насыпали содержимое хлебных магазинов, и полунагие рабочие "перелопачивали" по целым дням зерно, кидая его из одного конца кучи в другой и увеличивая пыль на улицах. Рядом с этим извозчики, тоже полунагие, но непременно с цветным платочком вокруг шеи возили рысью и вскачь зерно в мешках в гавань…".

Однако прибыли от производства зерна распределялись в Бессарабии очень неравномерно. Главными производителями товарного зерна были помещики, хозяйства которых находились преимущественно в северных и центральных уездах области. Крупные объемы поставок пшеницы обеспечивали государственные крестьяне и особенно болгары, а также немцы-колонисты южных уездов. 

Производство же зерна в хозяйствах молдавских крестьян не покрывало среднегодовой нормы потребления и продажа ими хлеба была результатом не избытка зерна, а определялась необходимостью выплаты денежных податей и долгов.

Бессарабская зерновая отрасль испытывала засилье перекупщиков. На разнице зерновых цен в бессарабских уездах и Одессе делались целые состояния посредников, бравших на себя логистические издержки по доставке зерна в главную хлебную гавань. Решена эта проблема была лишь во второй половине XIX века, когда Одессу и разные части Бессарабской губернии связала сеть железных дорог.

Сами помещичьи хозяйства в середине XIX века переживали противоречивые процессы. На них негативно сказывался дефицит оборотных средств, неурожаи, появление огромной массы саранчи. Тем не менее хозяйства частных землевладельцев продолжали упорно наращивать производство зерна, обеспечивая общий прирост регионального экспорта. 

В связи с этим можно заключить, что культурный подъем, отмечавшийся в Бессарабии во второй половине XIX столетия, оплачивался в основном хлебными деньгами. Важным источником последних был экспорт через Одесский порт.

В качестве послесловия заметим, что основание Екатериной II Одесской гавани имело для Бессарабии и геоэкономические последствия. После перехода Пруто-Днестровья под власть Петербурга регион занял достойное место в южно-российской торговле хлебом со странами юга: Малая Азия, Ближний Восток, Северная Африка. Запрутская Молдавия вместе с Валахией также вскоре испытали бум хлебной отрасли, но их продукция выкупалась преимущественно западноевропейскими торговцами и уходила в основном на запад. Так складывались предпосылки для различных геополитических векторов в регионе Северо-Западного Причерноморья.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

По теме

Хурмы и бананов в Бессарабии не будет, сохранится ли виноградарство?
Как Бессарабия стала поставщиком фруктов и какова в этом роль России
Разгорится ли вновь "тлеющий" территориальный спор Молдовы и Украины

Главные темы

Орбита Sputnik