21:31 15 Июня 2021
Прямой эфир
  • EUR21.50
  • USD17.70
  • RUB0.25
  • RON4.37
  • UAH0.65
Культура
Получить короткую ссылку
47430

В декабре Вадим Заплечный исполнит партию Германа в премьерной серии оперы "Пиковая дама" на сцене Московского музыкального театра "Геликон-опера". Каким будет спектакль - пока держится в секрете.

КИШИНЕВ, 27 ноя — Sputnik, Алексей Стефанов. Заслуженный артист РФ Вадим Заплечный родился в Кишиневе, окончил музыкальную школу им. Е. Коки по специальности дирижер хора, а затем поступил в Государственный институт искусств им. Г. Музыческу, откуда перевелся в ГИТИС на курс народного артиста СССР профессора Георгия Ансимова. С тех пор живет в Москве, служит в Московском музыкальном театре "Геликон-опера", а работает по всему миру. Не раз бывал с гастролями и в родном Кишиневе.

"Для меня это родной город, я всегда приезжаю туда с трепетом", — признался агентству Sputnik тенор.

Из Румынии с любовью

В том, что Вадим Заплечный станет артистом, он не сомневался уже седьмом классе. Тенор "Геликон-оперы" решил продолжить династию: его отец, Евгений Заплечный, был драматическим актером в Театре им. А. П. Чехова, работал заместителем Молдавского театрального общества, мама Ефросинья Заплечная преподавала в консерватории и была начальником отдела кадров Министерства культуры Молдавской ССР, в любительском театре Бендер играла и его бабушка Александра. По стопам отца пошли и обе дочери Заплечного: Мария занимается балетом, а Дарья окончила ГИТИС, и стала драматической актрисой.

"Это уже четвертое поколение в нашей семье, которое связано с театром", — говорит Заплечный.

Вадим Заплечный
Фото из архива Московского музыкального театра "Геликон-опера"
Вадим Заплечный

Судьба его отца не была безоблачной. Карьера Евгения Заплечного в Молдове началась с того, что на него завели уголовное дело, как на "румынского шпиона" и отправили в сибирскую ссылку.

"Мой папа родился в 1917 году в румынском городе Яссы. Как его семья оказалась в Бендерах, я не знаю, но в 1931 году, а тогда этот город находился на территории Румынии, он решил незаконно перейти границу, полагая, что в СССР жить лучше. Но власти приняли его за шпиона, и отправили в ГУЛАГ. Именно там он стал актером, ездил с выступлениями по лагерям, получил образование. У него в Сибири даже была семья, но однажды по состоянию здоровья он все бросил и вернулся в Молдову, там познакомился с моей мамой, позже родился я. И уже в Кишиневе папа стал полноценным актером", — вспоминает Вадим Заплечный.
В семье Заплечных не любили говорить про этот период в жизни главы семейства, но еще в детстве будущий тенор понял, что к папе румынско-молдавские родственники относятся не очень хорошо. С возрастом артист осознал, что отцу не простили бегство в СССР. А то, что не прошло и десяти лет, как Бендеры стали частью Молдавской ССР и его родня получила такие же серпастые паспорта, никого не интересовало.

"Кто я по национальности? Считаю себя по маме-папе русским, но у всех у нас такое смешение кровей, что мы сами иногда не можем сказать, кто мы. Знаю, что в семье все хорошо говорили по-русски, хотя папина двоюродная сестра — тетя Алла писала папе письма, когда он находился в заключении, на смешанном румынско-русском языке", — отмечает собеседник.

Он вспоминает рассказы отца про то, как спустя 28 лет тот впервые встретился со своей мамой. Возвращаясь из Сибири в Молдову, в поезде он разговорился со случайным попутчиком, рассказал, что не виделся с родителями с начала 30-х годов, все контакты потерял, а тот возьми да и скажи: "А я их знаю, в Бендерах они живут ".

"Папа приехал по адресу, который подсказал попутчик, двери открыла его мама, и сразу узнала его. Закричала: "Это Женя, Женя приехал!" Но вообще у папы было очень много тайн, он мало о себе рассказывал. Я и про первую семью, про то, что у меня есть сводный брат, узнал совершенно случайно", — отмечает артист.

За державу обидно

Детство и юность Вадима Заплечного прошли в Кишиневе.

"Это мой родной город, всегда скучаю по нему и в целом по Молдове. Помню, когда в 1974 году впервые ехал в Москву, а дорога пролегала через Украину, в России у меня случился шок — все мне казалось каким-то приземистым, грязным. Потом я много лет работал в России, и до начала 2000-х годов мало что менялось. В конце 80-х, когда работал в Ростове-на-Дону, даже мебель ездил заказывать в Кишинев. И много всего другого там покупал. Но сейчас я езжу по российским городам и вижу, что они очень изменились — видно, что денежный поток направлен на окраины. Я приехал в Казань — просто не узнал город, у меня был шок. Ярославль, в котором недавно был, тоже очень сильно изменился в лучшую сторону, тоже случилось со Смоленском…

Казалось, что с Молдовой должно быть также, она так удачно расположена — тут и Россия, и Украина, и Румыния с Евросоюзом рядом. Но все мимо. Сейчас, когда еду на машине в Молдову, поражаюсь — на севере страны в деревнях вообще никого нет, все на заработках за границей. Работа есть разве что в Кишиневе. Вот у моего друга Кости Нани, который руководил президентским оркестром, два брата высококлассных специалиста работают в такси", — вздыхает Вадим Заплечный.

Вадим Заплечный
Фото из архива Московского музыкального театра "Геликон-опера"
Вадим Заплечный

Именно поэтому он часто ставит в пример Россию и то, как она относится к культуре. "Нигде в мире нет такого, чтобы строилось так много театров. Вот вы сами посмотрите — "Геликон-опера", новое здание Большого театра, театр "Новая опера", калягинский театр "Et Cetera", эти здания строились практически с нуля. И это только в Москве. Но театры строятся и в других городах — Астрахань, Ростов-на-Дону и многие другие. Приятно, что государство вкладывается в культуру. Понятно, что в Кишиневе сейчас думают о другом, жить там тяжеловато, но нужно же что-то с этим делать ", — говорит Заплечный, и добавляет, что это ненормально, когда полстраны разъехалось на заработки в Европу, другая подалась в Россию.

Дом Заплечного тоже строили молдаване. И у него до сих пор такое чувство, что он разлучал семьи, поскольку рабочие находилась в России безвылазно. "А работа должна быть не так далеко от дома", — считает он.

Кишинев меняется, но медленно

Впервые после своего отъезда в Москву Вадим Заплечный выступил в Кишиневе в 2005 году — устроил фортепианный концерт в филармонии, который посвятил маме. Потом у него было еще несколько выступлений на родине, в том числе с президентским оркестром. А в последний раз вместе с солистами московского театра "Геликон-опера" в 2010 году он принял участие в рахманиновском фестивале "Осенний вокализ". Но только никто из родственников эти концерты не увидел — практически никого из близких у Заплечного в Молдове не осталось, только друзья.

В последний раз в Кишинев он приезжал буквально в мае этого года и увидел, что приятные изменения в облике города появились, но "хочется, чтобы все шло быстрее".

Это были редкие отпускные дни, поскольку практически все оставшееся время Вадим Заплечный работает: в его репертуаре более ста опереточных и оперных партий, с ними он объездил весь мир. Помимо театральных постановок, тенор принимает активное участие и в концертной деятельности.

Сами ждем премьеру

Буквально в декабре на сцене музыкального театра "Геликон-опера" Вадим Заплечный выйдет на сцену в премьерной серии оперы Петра Чайковского "Пиковая дама". Оперу ставит художественный руководитель театра Дмитрий Бертман, и в ней он исполняет одну из самых сложных партий в оперной литературе — партию Германа.

"Германа я много где пел. Меня всегда очень радует, когда иностранцы начинают браться за этот материал. Пушкин очень интересно написал это произведение, подчеркивая, что Герман — немец. Русский проиграет последнее, будет кутить без оглядки, а немец все раскладывает по полочкам, не рискует без надобности, начинает играть только, когда узнает три карты. Поэтому, когда "Пиковую даму" ставят иностранцы, они смеются сами над собой, иной раз не понимая этого. Но Чайковский изменил произведение, сделал более душевной сцену у Лизы в спальне, и написал такую музыку, которая делает Германа каким-то странным, психически не очень здоровым человеком. Чайковский сделал трагедию Лизы, которая бросается Зимнюю канавку, трагедию Елецкого, который теряет свою возлюбленную, трагедию графини, которая умерла от испуга, и Германа, который в конце убивает себя. А у Пушкина ведь умирает только одна графиня. И то непонятно — от испуга или возраста. А со всеми остальными все заканчивается благополучно. Разве что Герман сошел с ума. Поэтому у меня всегда такое ощущение, что в постановке "Пиковой дамы" всегда за основу нужно брать произведение Чайковского, потому что он сделал его очень трогательным", — говорит Заплечный.

И признается, что даже на себе пытался проверить, сумеет ли вовремя остановиться, если начнет играть.

"Я довольно часто в свое время играл, особенно на гастролях. Мне интересно наблюдать за тем, как люди меняются. Вот мы ездили с коллегами по Америке и от нечего делать играли. Это потрясающее зрелище, как меняются люди — наружу выходят совершенно неожиданные качества. В одних просыпается агрессия, другие становятся нервными, третьи — слишком мягкими. "Пиковая дама" для меня — это произведение, которое вобрало в себя столько граней человеческой души, характера. Причем это проявляется у всех персонажей. Я сам с нетерпением жду, что сейчас будет с этой постановкой. Потому что, во-первых, у нас в "Геликоне" уже была камерная постановка "Пиковой дамы", а сейчас это будет масштабный спектакль, а во-вторых, это будет работа с самим Владимиром Федосеевым (музыкальный руководитель воссоздания спектакля — ред.). Нам, как и зрителям, тоже не раскрывают все секреты. И очень интересно, что же из всего этого получится", — признается Вадим Заплечный.

По теме

Вандалы и негодяи: как в Молдове плюют на культуру и рушат памятники
Фестиваль русской культуры "Мы вместе!" объединил приднестровцев
Дом культуры изнасилования, или Вселенский моральный партком?
Теги:
культура, опера, Вадим Заплечный, Республика Молдова

Главные темы

Орбита Sputnik