03:08 26 Мая 2020
Прямой эфир
  • EUR19.32
  • USD17.73
  • RUB0.25
  • RON3.99
  • UAH0.66
РЕКОМЕНДУЕМ
Получить короткую ссылку
246450

Очень важно сегодня максимально рационально использовать те возможности, что есть у государства, и сконцентрировать свои усилия на том, как минимизировать потери экономики, ее отдельных отраслей, компаний и граждан в сложившихся условиях.

Еще до событий, связанных с распространением коронавируса в Молдове, руководитель одного из ведущих экономических изданий республики заявил на пресс-конференции в пресс-центре Sputnik Молдова, что проблемы ударят по экономике страны. Эти предположения оказались верными. Сегодня в Молдове введены чрезвычайные меры, многие сегменты экономики не работают. Люди сидят дома. Чем все это закончится – не ясно. О том, что происходит и о будущем, корреспондент Sputnik Молдова поговорил с главным редактором еженедельника "Экономическое обозрение "Логос-пресс" Дмитрием Калаком.

Дмитрий КАЛАК
© Sputnik / Rodion Proca
Экономика Молдовы-2020 — тенденции и прогнозы развития

— Дмитрий, что сегодня происходит с экономикой Молдовы? Выживут ли наши предприятия, бизнес?
— Сегодня вопрос стоит куда более серьезно – что происходит с мировой экономикой. Молдова в условиях глобализации вынуждена учитывать не только внутренние риски для экономики, но и внешние тенденции. А они оптимизма не внушают. Уже очевидно для всех, что пандемия из-за коронавируса вызвала самый серьезный экономический кризис в мире за последнее столетие.

При этом глубину этого кризиса и его последствия пока трудно оценить даже приблизительно. Но последствия будут очень значительными на всех уровнях – от падения доходов простых граждан до банкротства многих предприятий, краха целых отраслей и даже дефолта отдельных государств.

К сожалению, не выживут и многие компании в Молдове, потери будут существенными для всей экономики страны. Сегодня в отдельных отраслях доходы компаний упали на 60-80%, многие предприятия и учреждения вовсе приостановили работу и не получают никаких доходов. Понятно, что в условиях чрезвычайного положения и ограничения передвижения граждан наиболее пострадавшими видятся транспортные компании, включая авиаперевозчиков и железную дорогу, туристическая отрасль, гостиницы, кафе и рестораны. Значительные потери понесут мелкие торговцы, в том числе ориентированные на рыночную и уличную торговлю.

Однако это "вершина айсберга", видимая часть проблем. Как только карантин будет отменен, и мы начнем возвращаться к нормальной жизни, многие из этих компаний возобновят свою деятельность, вновь начнут генерировать доходы. Может, не в тех объемах, что до кризиса, но все же для них откроются новые перспективы. Хотя нельзя исключать и банкротства отдельных представителей этих отраслей.

А вот для многих промышленных предприятий, аграрных хозяйств и других компаний, связанных с производством и сбытом готовой продукции, последствия кризиса могут оказаться куда более разрушительными и ощущаться на протяжении более продолжительного периода. Это связано со многими факторами, преимущественно внешнего характера. Экономический кризис, кроме всего прочего, приведет к разрыву устоявшихся производственных цепочек, пересмотру планов и приоритетов многих транснациональных корпораций. Пока трудно предсказать и уровень падения спроса на те или иные товары.

Самый наглядный пример – автомобильная промышленность. Сейчас уже многие автопроизводители или значительно сократили выпуск автомобилей, или вовсе приостановили работу. Некоторые компании переориентировались на выпуск необходимых в данной ситуации товаров – аппаратов искусственной вентиляции легких, защитного снаряжения и т.д. Но молдавские компании из сферы автопрома не задействованы в этих процессах. А вот снижение или полное прекращение заказов они уже ощутили в полной мере. Они вынуждены сокращать персонал, тоже приостанавливать работу. И когда возобновятся заказы, пока даже трудно прогнозировать. Понятно, что после кризиса спрос на автомобили резко упадет, не исключено банкротство отдельных представителей отрасли.

Поэтому сегодня перед национальной экономикой в целом и перед каждым предприятием в отдельности стоит простая, но очень трудновыполнимая задача – просто выжить. И только после преодоления пандемии будем думать о переходе в стадию восстановления, строить новые планы.

— Из-за введения чрезвычайных мер, многие люди остались без работы, а значит и без заработка. Должно и способно ли государство помочь своим гражданам?
— Безусловно, должно. В какой-то мере и способно. Уже озвучены определенные меры по поддержке граждан и компаний, свою лепту вносят и банковские учреждения, микрофинансовые организации, которые в условиях кризиса приняли решения о приостановке выплат по кредитам, отказе от штрафных санкций за несвоевременные платежи и т.д. Все эти меры широко освещаются, нет смысла их повторять.

Но при этом мы должны трезво оценивать ситуацию и не думать, что у кого-то есть бездонный мешок, из которого можно вытащить сколько угодно денег и компенсировать все потери от кризиса. Такой возможности нет ни у государства (причем, не только у Молдовы), ни у внешних партнеров, ни у кого-либо. Эти меры призваны смягчить удар для тех, кто в этом больше всего нуждается, но они не смогут в полной мере решить всех проблем, с которыми столкнутся граждане, компании или бизнес в целом.

Кризис отразится не только на доходах граждан и предприятий, но и поступлениях в бюджет. Это тоже данность, которую надо воспринимать во всей ее неизбежности. И соответственно реагировать.

У Молдовы, как государства, и сегодня довольно ограниченные возможности поддержки граждан и бизнеса в сложившихся условиях. А их может стать еще меньше. Потери экономики страны и бюджета могут быть довольно существенными.

Поэтому очень важно сегодня максимально рационально использовать те возможности, что есть у государства, и сконцентрировать свои усилия на том, как минимизировать потери экономики, ее отдельных отраслей, компаний и граждан в сложившихся условиях. Важно также найти стимулирующие механизмы для бизнеса после кризиса и способствовать ускоренному росту в тех сегментах, где это даст наиболее быструю и видимую отдачу.

Нельзя не отметить, что сегодня от различных политиков, экспертов и бизнес-ассоциаций исходят многочисленные предложения и даже требования немедленно принять те или иные решения по поддержке бизнеса и граждан, использованию резервов НБМ, бюджетных средств и т.д. Многие из этих предложений вполне разумны и рациональные, но есть и откровенно популистские. Некоторые из них даже способны нанести серьезный ущерб экономике и бюджету, не принеся ощутимой пользы. Поэтому в этих условиях особенно важно принимать с одной стороны экстренные и необходимые меры, но с другой – максимально продуманные и взвешенные.

Я бы предложил правительству уже сегодня собрать (можно в режиме онлайн) экспертный совет из ведущих экономистов страны и поручить им разработать своего рода антикризисный план на 2-3 года после выхода из режима чрезвычайного положения. Мы должны отойти от привычки, что такого рода планы разрабатываются исключительно в стенах правительства с последующим "обсуждением", чаще всего формальным. Кризис настолько глубокий, что его можно преодолеть только консолидацией усилий всего общества, всех политических сил и экспертного сообщества. На время надо отбросить все узкопартийные или иные интересы, а сосредоточиться на преодолении кризиса.

— Как будет складываться ситуация в дальнейшем? Есть ли надежды на восстановление?
— К сказанному, добавлю, что к сожалению, мы еще не знаем, достигли ли пика пандемии в мировом масштабе и в Молдове в частности. Как не знаем ни сроков окончания чрезвычайного положения, ни его последствий для экономики.

Безусловно, надежды на восстановление есть. Без такой надежды вообще не может быть прогресса и развития. Но надежда на восстановление должна базироваться на ясном понимании всей сложности ситуации и четком плане выхода из кризиса, о чем тоже уже упоминал. Причем такой план должен быть не только для национальной экономики, но и для каждого предприятия в отдельности. Многим из них придется пересмотреть планы, переориентировать товарные потоки, заново выстраивать производственные цепочки и т.д.

Кому-то, возможно, вообще придется диверсифицировать свой бизнес и заняться новым направлением деятельности.

Пока мы сидим дома в самоизоляции, все эти варианты необходимо, по возможности, просчитывать, готовиться к переменам. И, когда придет время действовать, уже принимать решения, а не думать, что делать дальше.

— Мы видим, что многие компании переходят на дистанционную работу. Как вы оцениваете такую модель?
— Не вижу в этом никакой проблемы, хотя очевидно, что для многих это создает определенные неудобства и временные сложности. Понятно, что на дистанционную работу переходят те, для кого это приемлемо. Производство домой не перенесешь, как и выращивание овощей и фруктов.

Что касается образования, работы IT-сектора, страховых или экспедиторских услуг и многого другого, то многие компании и учреждения из этих сфер и раньше в той или иной степени практиковали дистанционную работу. Это веление времени. Такая работа позволяет экономить ресурсы, более эффективно использовать возможности персонала, дает дополнительные возможности оптимизации взаимоотношений с клиентами.

Другой вопрос, что в сегодняшних условиях переход на дистанционную работу стал вынужденной мерой, и многие оказались не готовы к экстренным действиям. В том числе образовательные учреждения.

Дистанционное обучение – давно укоренившаяся практика. Но когда это внедряется при соответствующей подготовке и тотальном обеспечении всех необходимым оборудованием, программами, дидактическим материалом и т.д. К сожалению, наши образовательные учреждения еще не оснащены всем этим.

Поэтому пришлось "с колес" разрабатывать программы и учебные планы, налаживать систему взаимодействия учителя и учеников. Но при этом не у всех дома есть компьютеры, есть проблема контроля учеников и др.

Понимаю всю неоднозначность высказывания "нет худа без добра" в сегодняшней ситуации, но при всех перечисленных недостатках вынужденный переход на дистанционную работу в условиях ЧП со временем даст положительный эффект для тех, кто сегодня это внедряет. В том числе экономика ощутит определенную выгоду от того, что люди больше стали использовать платежи карточками и онлайн-платежи в условиях ограничения хождения наличных денег.

— На полках магазинов мы видим в основном импортные продукты питания. Молдавское сельское хозяйство умирает?
— Я бы не стал так утверждать. В принципе, кризис еще не сильно изменил ассортимент и практику работу магазинов. Возможно, это произойдет в следующем сезоне, когда возможны изменения товарных потоков между странами или разрыв устоявшихся цепочек поставки.

Сегодня в основном работают супермаркеты, которые и раньше преимущественно были ориентированы на импортную продукцию. Молдавские товары, в том числе сельхозпродукция, больше продавались на рынках, в небольших торговых точках шаговой доступности. Они сейчас закрыты. Сложилась действительно непростая и непонятная для многих ситуация: у некоторых предпринимателей, которые работали с рынками и с такими магазинами, сейчас на складах лежит продукция, им ее некуда сбывать, она портится, люди несут потери. С другой стороны, супермаркеты продолжают снабжаться из-за рубежа, не хотят брать продукцию у таких предпринимателей.

На самом деле никакого парадокса в этой ситуации нет. Сетевые продавцы заключают долгосрочные контракты на поставки продукции, им нужны объемы и равномерное обеспечение на протяжении многих месяцев. Мелкие фермеры и предприниматели не могут обеспечить такие объемы. Поэтому сейчас ритейлеры продолжают получать продукцию по ранее заключенным контрактам (в основном из-за рубежа), а молдавская продукция лежит на складах. Ее продавать негде. Ситуацию усугубляет то, что возможность поставок на экспорт тоже резко снизилась.

В этих условиях государство может сделать определенные шаги по поддержке фермеров и предпринимателей, на складах которых застряла продукция. Создать колл-центр, куда бы стекалась вся информация о такой продукции. И распределять ее пенсионерам, армии, врачам и другим нуждающимся с определенной компенсацией владельцам товара.

— Что происходит с курсом молдавского лея? Какова политика НБМ в условиях кризиса?
— Курс молдавского лея, как и валют других государств, будет реагировать на ситуацию в мировой экономике, и корректироваться в соответствии с изменяющимися реалиями. Политика НБМ по-прежнему будет ориентирована на удержание инфляции в рамках установленного коридора 5+/-1,5%. Хотя, возможно, кризис заставит внести коррективы в приоритеты регулятора.

Очевидно, что спрос и цены на многие товары в условиях кризиса упадут. К примеру, на квартиры, автомобили, другие товары не первой необходимости.

С другой стороны, уже отмечается заметный рост цен на некоторые медицинские изделия, продовольствие и др. Заметно снизится покупательская способность населения – из-за вынужденных отпусков, закрытия предприятий, а также снижения переводов из-за рубежа. Как все это отразится на ценах, инфляции – пока не до конца понятно.
С другой стороны, курс молдавского лея во многом будет ориентироваться на ситуацию на внешних рынках – в России и ЕС прежде всего. Не исключено, что НБМ будет вынужден приложить дополнительные усилия, чтобы не допустить чрезмерного обвала курса национальной валюты и смягчить последствия девальвации. Определенные резервы и рычаги для этого есть. Но в какой мере придется использовать эти рычаги, как все это воздействует на экономику – пока вопрос.

— Для какого бизнеса открывается окно возможностей?
— Есть устойчивое выражение, что кризис открывает новые возможности. Я бы уточнил – кризис всего лишь заставляет активнее искать эти возможности, а они есть всегда. Какие "окна возможностей" откроются для молдавского бизнеса после кризиса, во многом зависит от тенденций, которые будут наблюдаться в стране и в регионе.

К примеру, для меня очевидно, что после кризиса нам необходимо в корне пересмотреть отношение к системе здравоохранения. Нам – это государству и обществу. К оснащенности больниц, их состоянию, способности реагировать на подобные ситуации. К статусу медперсонала, их зарплатам. А также ко всем службам, от которых требуется максимальная мобилизация и отдача в кризисные моменты.

Соответственно, если такая тенденция проявится, откроется "окно возможностей" и для частного бизнеса. Как непосредственно в сфере медицины, так и в сопутствующих областях. И, кстати сказать, в Молдове уже есть примеры, когда небольшие компании оперативно наладили выпуск медицинских масок, защитных экранов, комбинезонов и т.д. Это реагирование на текущий спрос, но может превратиться и в долгосрочный бизнес.

На мой взгляд, кризис заставит государство пересмотреть свои приоритеты во многих направлениях. К примеру, мы до сих пор успокаивали себя тем, что инвестиции в создание предприятий, работающих на аутсорсинге и давальческом сырье, - тоже благо для экономики, т.к. создаются рабочие места, платятся налоги. Это действительно так. Но сейчас мы видим, что экономика в одночасье оказалась без рабочих мест и без налогов. И мы никак на это влиять не можем. Поэтому нужна поддержка производств с высокой степенью переработки, с добавленной стоимостью, что повысит устойчивость экономики. Необходимо стимулировать продажи молдавской продукции на внутреннем рынке.

Будь в курсе всех событий в стране и мире: узнай первым, что происходит сейчаc>>>

Смотреть видео Cлушать радио Перейти к другим новостям

Узнать,что мы сообщаем в OK

Теги:
НБМ, сельское хозяйство, курс валют в Молдове, курс валют сегодня, курс валют, курс лея к доллару, курс лея к евро, мировая экономика, экономика Молдовы, экономика


Главные темы

Орбита Sputnik