10:22 18 Февраля 2019
Прямой эфир
  • EUR19.32
  • USD17.13
  • RUB0.26
  • RON4.08
  • UAH0.63
Лошадь в конюшне, архивное фото.

Шорник на все руки: в Гагаузии сохранили исчезающую профессию

© Sputnik / Сергей Пятаков
Интервью
Получить короткую ссылку
58632

Сапожник, бондарь, скорняк – эти некогда популярные и приносившие стабильный доход профессии постепенно становятся частью истории, исчезая и уходя в прошлое за ненадобностью. Сегодня мы расскажем, кто такой шорник.

Наталья Чеботарь, Чадыр-Лунга

Кто сегодня станет шить обувь на заказ, когда рынки и магазины полны обуви на любой вкус и карман? Кто станет обращаться к скорняку, когда кожаных изделий везде вдоволь? Да и к современным бондарям очередей нет, потому что пластиковые и металлические бочки практически повсеместно вытеснили с местного рынка старые добрые деревянные "фычи". К вымирающим профессиям относится и шорническое дело.

Герой сегодняшнего материала - житель Чадыр-Лунги (город в Гагаузской автономии  - прим. Ред) Алексей Балов. В свои без малого сорок лет больше половины своей жизни занимается шорничеством.

У хорошего мастера всегда есть работа

Чтобы внести ясность: шорник – это специалист по изготовлению шор (специальные боковые наглазники, которые закрывают обзор лошади, чтобы она не отвлекалась на зрителей во время скачек или на участников дорожного движения, если речь идет о частных повозках).

Работу Алексей Балов умеет делать всякую. А шорническим делом начал заниматься случайно.

Как рассказал сам ремесленник, в отцовской семье у них всегда была своя лошадь, поэтому с раннего подросткового возраста Алексей со старшим братом начали приобщаться к домашним работам по уходу за животными.

Андалузская лошадь
© REUTERS / Marcelo del Pozo
Андалузская лошадь

Периодически, когда упряжь или сбруя рвались, отцу приходилось идти к мастеру, чтобы тот починил или изготовил новую, - а это не только деньги, но и время: хороший мастер был всегда загружен работой так, что ждать, пока дойдет очередь следующего заказчика, приходилось неделями.

Стало известно, какая профессия была древнейшей на Земле>>>

"Мой старший брат часто ходил с отцом к мастеру – был у нас в городе такой известный шорник, к сожалению, я не помню его фамилию, но по-уличному его звали Домна Коли. К нему всегда приходили заказчики не только из нашего города и района, но даже приезжали из ближних украинских и болгарских сел, - рассказывает Алексей Балов.

Алексей Балов на выставке народных промыслов в Анкаре (Турция)
из личного архива Алексея Балова
Алексей Балов на выставке народных промыслов в Анкаре (Турция)

"И вот пока отец  ждал свою очередь, брат наблюдал, запоминал, как и что делает дядя Коля. И со временем  начал что-то мастерить дома своими руками, чинить хомут, ремонтировать сбрую. Однажды брат взял и полностью самостоятельно изготовил уздечку, а потом пошел показать ее мастеру, чтобы тот оценил и подсказал, все ли он правильно сделал. Дядя Коля посмотрел на работу брата и сказал: "Даже я, когда учился, так не делал, как смог ты, молодец". Вот так у нас в семье и появилось увлечение шорническим делом. Мне тогда было лет 15, я тоже стал наблюдать и учиться у брата. Освоил основные навыки, а потом это ремесло так и осталось одним из моих любимых занятий", - отметил наш собеседник.

Любимое дело ладится

Алексей рассказал, что со временем через сарафанное радио про его мастерство узнали многие местные и сельские владельцы лошадей, постепенно у него появились собственные заказчики.

Сегодня Алексей занимается изготовлением и пошивом изделий из кожи, изготавливает упряжи, сбруи, удила, хомуты, недоуздки, плетки, уздечки. Доводилось даже изготовить настоящее казацкое седло.

"Это было не просто, потому что наши традиционные седла немного отличаются от казацких. Но я смотрел на изображение старого седла и по его примеру смастерил новое. В конечном итоге остались довольны все – и я, и заказчик".

В хозяйстве Балова тоже есть собственная живность: какой гагауз не держит домашних животных?

"Моя лошадь мне тоже помогает в работе, она у меня не просто домашнее животное, но и мой подсобник. Когда я делаю какое-то изделие, на ней произвожу примерку и подгонку. У других шорников для этого есть специальные манекены, а у меня живая модель есть", - с улыбкой рассказал Алексей.

Ученые из Гагаузии заключили соглашение с Российской академией наук>>>

По словам ремесленника, на изготовление одной упряжи уходит до двух дней, хомута – три-четыре дня. На седло уходит побольше времени: две-три недели.

"Но это ремесло не приносит постоянного дохода, поэтому я до сих пор искал основную работу и недавно устроился на комбинат хлебопродуктов, надо же и семью содержать", - сказал наш собеседник.

Сейчас Алексей занялся изготовлением национальной обуви: из свиной или бычьей кожи он мастерит чарыки (кожаные постолы, подобные тем, что носили наши предки). Кстати, изготавливает мастер их не только как сувенирные предметы, но и  для использования по прямому назначению. В основном их заказывают танцевальные или театральные коллективы.

Алексей Балов занялся изготовлением национальной обуви: из свиной или бычьей кожи он мастерит чарыки

Работу свою ремесленник называет не сложной и не пыльной, говорит, что, когда любишь свое дело, оно всегда ладится. 

"У меня очень удобная мастерская, там даже печка есть, так что заниматься своим делом могу в любое время года", - уточнил мастер.

В завершение нашей беседы Алексей Балов сказал, что давно мечтает о том, чтобы шорническое дело в Гагаузии возродилось и вернулось к жизни: "Я хочу передать свои знания и умения другим, хочу обучать детей, которые интересуются народными промыслами. Ведь это часть нашей истории и культуры, пусть ремесла не забываются, а сохраняются для потомков".

Единственное, что остается сказать: да будет так!

По теме

В 2019 году в Гагаузии в разы увеличат пособия по рождению ребенка
Как посол России познакомился сразу со всей Гагаузией
Правила пользованияКомментарии


Главные темы

Орбита Sputnik