03:57 07 Апреля 2020
Прямой эфир
  • EUR20.13
  • USD18.64
  • RUB0.24
  • RON4.17
  • UAH0.68
В Молдове
Получить короткую ссылку
218841

Владимир Воронин единственный с момента обретения независимости Республики Молдова президент, который руководил государством на протяжении двух мандатов подряд. За восемь лет управления страной им было принято множество решений, в том числе и достаточно сложных

Почему так и не был подписан "Меморандум Козака" и не решен приднестровский вопрос? Что испытал Владимир Воронин в момент, когда члены руководимой им Партии коммунистов — соратники и ученики — примыкали к другим политическим силам или формировали свои собственные партии, становясь по факту оппонентами? В каких отношениях он остался с Игорем Додоном или Марианом Лупу, которые прошли политическую школу Партии коммунистов? Кто является самым лучшим другом Владимира Воронина и от кого он унаследовал такое хорошее чувство юмора? Ответы на все эти вопросы журналист Sputnik Молдова Кристина Бумбу-Дануца узнала в беседе с третьим президентом Молдовы, лидером Партии коммунистов Владимиром Ворониным.

- Чего добилась Республика Молдова за 26 лет независимости?

— Также как за 26 лет жизни человека не хватает, чтобы достичь значительных достижений, так и для страны этого время не достаточно для того, чтобы общество прочувствовало результаты. Анализирую ситуацию и вижу достаточно много неудач в сравнении с остальными бывшими советскими социалистическими республиками. Многие считают себя героями, что боролись за независимость, что проводили митинги. Но это не так, потому что независимость упала нам с неба из-за распада Советского союза. Мы не сохранили наследие, которое было получено в период Советского союза, и потеряли все, после внедрения различных программ по приватизации. Легко все разрушить, но куда сложнее построить.

- Вы занимали пост президента Молдовы в течение восьми лет. Какое самое большое достижение, которое было реализовано за этот период и которым Вы гордитесь? Какие цели Вы ставили перед собой, но успели их воплотить в жизнь?

— Не буду говорить о цифрах и вдаваться в детали. Хочу отметить, что до прихода к власти в 2001 году Партии коммунистов все говорили, что Республика Молдова не может существовать как независимая страна, что она должна с кем-то объединиться, что нет средств развития. За восемь лет мы продемонстрировали, что наша страна может добиться хороших результатов, стабильной экономики. Учитывая состояние экономики страны, когда Партия коммунистов пришла к власти, тогда внешний государственный долг составлял 85% ВВП, не выплачивались зарплаты и пенсии. Но мы не брали кредиты и стабилизировали экономическую ситуацию.

- Вместе с Вашим приходом к власти, многие возлагали надежду на Партию коммунистов и считали, что имея хорошие отношения с Российской Федерацией и другими внешними партнерами, Вам удастся урегулировать приднестровский вопрос. У Вас были и рычаги, и большинство в парламенте. Почему Вам не удалось решить эту проблему?

— Мы хотели хороших отношений со всеми нашими партнерами. Как традиционными партнерами – Российской Федерацией, так и с новыми. Мы стали теми, кто впервые в 2002 году поднял флаг модернизации Республики Молдова согласно европейским стандартам. Мы начали реализовывать программы деятельности, которые были разработаны вместе с европейскими структурами. Обратили особое внимание на проблемы реинтеграции нашей страны. Формат "3+2" был трансформирован в переговорный процесс "5+2". Мы были близки к разрешению этой проблемы, когда должны были подписать документ, который впоследствии получил название "Меморандум Козака". Но нам не удалось его подписать, потому что наши приднестровские оппоненты настаивали на достаточно больших привилегиях и полномочиях, которые в каком-то смысле подрывали независимость и суверенитет нашей страны, так что я не согласился подписать.

- Это было самым сложным решением, которое Вы должны были принять за время своего президентства?

— Нет. Были и другие ситуации не менее сложные. К примеру, протесты Народного фронта, которые длились в течение шести месяцев. Было предостаточно социально-экономических проблем. Не надо забывать, что мы находились у власти в период, когда мир был в тяжелом экономическом кризисе. Необходимо было приложить колоссальные усилия, чтобы поддержать и принять такие решения. Ничего не делается легко и просто.

- Республика Молдова прошла через многие дисбалансы за годы своей независимости. Один наиболее острых — в 2009 году. Тогда ПКРМ должна была прийти к власти, имея 60 мандатов. Для того, чтобы избрать президента необходим был всего один голос. Вероятно, у Вас были рычаги, чтобы убедить еще одного депутата проголосовать. Почему этого не было сделано?

— Потому что мы всегда были принципиальными. Никогда никого не предавали и не продавали, никогда не хотели изменить Конституцию или законодательство, чтобы остаться у власти. Мы могли найти не только одного, а десять депутатов, которые бы проголосовали. Но любая договоренность такого рода влечет за собой последствия. Если бы мы пошли на такое соглашение, то тогда бы кто-то настаивал на том, чтобы был подписан "Меморандум Козака", сделано то, что выгоднее Западу или нашим соседям. Все начинается с перового шага. Многие и сейчас говорят, что Воронин предлагал по 10 миллионов евро, чтобы за него проголосовали, но это не правда. Более того, приходили и некоторые, кто стоял под моей дверью и просил проголосовать вместе с нами, но мы были против.

- Вы говорите о своей команде, которая стоит за Вашими плечами. Какими Вы видите сегодня тех, кто раньше состоял в рядах Партии коммунистов, а сегодня входят в состав других политформирований. Какими Вы видите своих последователей в рядах теперь уже оппонентов?

— Партия – это общественная организация, вход и выход из нее добровольный. Очень ценю командный дух нашей партии. Что касается предателей, могу сказать, что все они пошли на такой шаг, преследуя собственные интересы. У каждого из них были и есть интересы. Я никогда не называю их врагами, не могу позволить себе называть гражданина Республики Молдова врагом. Они мои политические оппоненты. Что касается последних 14 политиков, которые предали ПКРМ, то в первый же день назвал их политическими проститутками.

- Вы были и у власти, и в оппозиции. Где лучше? Когда можно добиться большего для страны?

— Лучше там, где ты можешь принести пользу. Конечно, находиться у власти сложнее. Многое зависит от команды и от ее профессионализма. Хотеть – это одно, а сделать – это совсем другое. К сожалению, государственные посты у нас распределяются по политическим критериям, это наносит огромный ущерб. Мы когда выбираем кандидатов на парламентских выборах, к примеру, ориентируемся на личные качества и его вклад в партию, но меньше всего на профессиональные качества. Парламент – это машина для голосования, а правительство должно исполнять то, за что голосуют депутаты.

- Вы говорили о предателях, а друзья среди молдавских политиков у Вас есть?

— Как когда-то сказал Уинстон Черчилль, в политике нет друзей, есть только интересы. У нас есть своя команда, где мы принимаем решения. Когда мы голосуем за законопроекты, поддержанные и другими парламентскими фракциями, то мы делаем это потому, как считаем, что это решит проблемы страны. С кем мы можем быть друзьями? С теми, кто грабит страну?

- Нередко мы наблюдали горячие дискуссии между Вами и лидером Либеральной партии Молдовы Михаем Гимпу, который открыто выступает за объединение республики с Румынией. Почему Вы с ним разговариваете в ироничном тоне? Вы считаете его компетентным политиком, или он попал в ряды депутатов по воле случая?

— С Михаем Гимпу мы знакомы еще с тех трагических событий 1989 года. К сожалению, Михай Гимпу становится жертвой ситуации. Не видел за все эти годы конструктивной линии, которую он и его команда продвигает.

- На каждой пресс-конференции ила на заседании парламента Вы выдаете какой-то перл, иронизируете ситуацию или говорите с иронией о каком-то человеке. Откуда у Вас такое хорошее чувство юмора?

— Моя бабушка Татьяна, Бог простит, была очень интересным человеком. Несмотря на то, что она не говорила по-русски, она могла повторить все, что сказал ведущий московских новостей. Если она давала оценку какому-то человеку, то это прилипало к нему на всю жизнь. Эти перлы – своеобразный знак протеста против того, что происходит в парламенте. В других случаях эти оценки, перлы – способ подчеркнуть, что тот или иной персонаж не заслуживает внимания или поддержки. Даже если он с тщеславием находится в парламенте или в стране, потому что занимает высокую должность.

- Это способ упрекнуть тех политиков, которые не делают ничего хорошего? К примеру, Мариан Лупу часто был мишенью вашей иронии?

— Мариан Лупу тоже вышел из нашей команды. Как человек – это экстраординарная личность, но в политике надо обладать и другими качествами. Нельзя терять человеческие качества. Необходимо иметь и другие навыки. Характер формируется не в парламенте, не тогда, когда ты становишься большим начальником. В политике нельзя сдавать назад. У меня есть талисман, это мой друг, который находится у меня на рабочем столе, — крокодил Гена. Он символ того, он никогда не пятится. 

- Кто возглавит партию в случае, если Вы уйдете? Ранее обсуждалось, что Ваш сын Олег Воронин может стать председателем ПКРМ?

— Конгресс партии решает, кто станет ее председателем. Неизбежен тот факт, что когда-то я уйду, но команда будет решать, кто придет на мое место.

- ПКРМ примет участие в парламентских выборах 2018 года? Во главе с Владимиром Ворониным?

— Не знаю, посмотрим. Есть много обстоятельств. Дай Бог нам здоровья, сил и тогда посмотрим, что будем делать. Кто знает. Иногда за один день все может измениться.

- В следующих выборах примет участие новая партия, которую поддерживает экс-президент Румынии Траян Бэссеку. Какие у Вас сейчас с ним отношения и, каково Ваше мнение относительно его политических амбиций?

— Думаю, что это решение – политическая игра. Бэсеску хочет сделать так, чтобы люди о нем не забыли. Может у него есть и другие амбиции, но, на мой взгляд, это больше популизм. 

- После 26 лет независимости Молдова все еще остается бедной страной?

— На одной конференции в 2012 году Республика Молдова была впервые признана захваченной страной. Это худший результат, которого мы достигли за годы независимости. Вместо того, чтобы строить современной государство, мы построили страну, которая основывается на принципах коррупции и бандитизма. Таков имидж Республики Молдова как внутри страны, так и за границей.

- Вы считаете себя богатым человеком? Вы редко говорите о своей семье. Мы даже не знаем, сколько у Вас внуков?

— О моей семье говорят всякие глупости еще с момента, когда я был президентом. Эти восемь лет я находился под настоящим мониторингом. Считаю себя богатым человеком. Наша семья довольно многочисленная. У меня есть три внуков и даже четыре правнука. Я богат и тем, что моей партии уже 23 года, мне нравится моя команда и тот факт, что люди еще верят в нас. Это самое большое мое богатство. Все остальное – деньги, имущество проходящее.

- Сейчас, возможно, у Вас больше свободного времени, чем когда Вы были президентом. Не думали ли Вы написать мемуары?

— Я начал думать об этом. Даже если у меня нет личного архива, есть много данных, которые я знаю и которые могу написать в книге, но мне нужен кто-то, кто поможет правильно изложить свои мысли.

- Удачи. Спасибо за интервью.

По теме

Воронин может занять пост спикера парламента Молдовы - источники
Что сказал Воронин об уходе 14 депутатов
Воронин уже знает, как будет сформировано конституционное большинство
Теги:
Владимир Воронин, интервью, Владимир Воронин, Республика Молдова


Главные темы

Орбита Sputnik