14:09 04 Марта 2021
Прямой эфир
  • EUR21.19
  • USD17.57
  • RUB0.24
  • RON4.35
  • UAH0.63
Политика
Получить короткую ссылку
60540

Первое заседание ВСБ, которое возглавила Майя Санду, прошло, как и ожидалось, с минимумом конкретики и максимумом деклараций, призванных поддержать рейтинг главы государства.

Жестокая реальность, в которой завышенные ожидания избирателей Санду вошли в конфликт со скудными полномочиями главы государства, диктуют и стиль управления. От нового президента ждут многого — прежде всего, организации досрочных парламентских выборов и, разумеется, жесткой борьбы с коррупцией.

Но рычагов воздействия на госорганы у главы государства нет практически никаких — соответственно, и грозные заявления уходят в пустоту.

В этой ситуации ВСБ при президенте является едва ли ни единственной структурой, где президент может если не прямо руководить, то хотя бы председательствовать на заседаниях. Руководить в прямом смысле слова не получится — потому что ни спикер парламента, ни генпрокурор, ни директор СИБ, ни и. о. руководителей МВД и Минобороны, ни и. о. премьер-министра (а все они входят в совет) Майе Санду не подчиняются.

Вот президент и занялась на заседании тем единственным, что могла сделать — она председательствовала.

Никакого взаимодействия

Выступление Санду не слишком отличалось от предвыборных речей, где глава государства клеймила позором правоохранительные структуры, призванные бороться с коррупцией, за бездействие и пассивность.

Однако на деле разнос, который устроила президент присутствующим членам ВСБ (а к кому еще была обращена ее критика, если в зале находились руководители всех силовых структур Молдовы) не означает ничего. Рычагов-то нет. Еще и поэтому выступление президента так напоминало речь на митинге, где всегда хорошо с пламенными лозунгами, но то и дело возникают проблемы с их реализацией.

Кажется, Майя Санду с самого начала не питала никаких иллюзий относительно эффективности ВСБ, который возглавляет. Иначе нельзя объяснить, почему на заседании она провела границу между собой и остальными членами совета — выбрав для себя роль обвинителя, а для остальных (вернее, для тех, кто не является ее бывшими однопартийцами или приближенными) — роль подчиненных и чуть ли ни злоумышленников, пробравшихся в высшие эшелоны власти.

Это абсолютно не выглядит как попытка наладить конструктивное взаимодействие между президентом и другими госструктурами. Не прослеживается здесь и желания сделать ВСБ, как выразилась сама Санду, "платформой, где мы будем обсуждать конкретные вопросы".

На что было похоже первое заседание ВСБ, так это на платформу для сведения политических счетов. Плацдарм, с которого можно атаковать руководителей с чуждыми президенту политическими взглядами.

Иначе не понять, зачем Майя Санду устроила жестокий разнос членам ВСБ, которых разносить ей не положено по полномочиям — они не находятся в подчинении у президента. А то и вовсе представляют другую ветвь власти — как, например, спикер парламента.

ВСБ как политическая дубина

Не то что эффективным, а хотя бы функциональным в его нынешнем виде Высший совет безопасности быть не может.

По закону в него входят руководители на должностях, которые сейчас занимают либо политические оппоненты Майи Санду, либо чиновники, назначенные этими оппонентами. С которыми всего пару месяцев назад Санду вела жестокую предвыборную борьбу, называя их едва ли не преступниками — хотя, кажется, и такое в ее избирательных речах проскакивало.

И вот тут начинается драма.

С одной стороны, Высший совет безопасности Майе Санду нужен и полезен — чтобы председательствовать, демонстрировать избирателям активность, получать информацию из структур, имеющих отношение к безопасности.

С другой стороны, можно ручаться, что президент не рада видеть в совете добрую половину его нынешнего состава. Они мешают, но поделать с этим по закону ничего нельзя. Но это если по закону. А вот в обход — вполне себе возможно.

"Я сомневаюсь в способности <некоторых членов ВСБ> принимать решения в вопросах государственной безопасности. И я оставляю за собой право не приглашать их на заседания, когда посчитаю, что имеет место конфликт интересов", — заявила Майя Санду.

Нормальные герои всегда идут в обход

Простите, это как — "оставляю за собой право"? Закон "О государственной безопасности" ясно перечисляет функционеров, которые являются членами ВСБ — спикер парламента, премьер-министр, глава профильной парламентской комиссии, министр обороны, глава МВД, директор СИБ, генпрокурор и президент Нацбанка.

При этом в законе нет ни одного слова о том, что президент имеет право отстранять от заседаний кого-либо из членов совета. Удивительно прозвучали и слова "если я посчитаю". С каких это пор мнения главы государства заменили собой суды, Генпрокуратуру и Агентство по неподкупности — я упустил этот момент.

И получается, что если Майе Санду не нравится результат применения закона, то она считает себя вправе этот закон игнорировать.

Может быть, тогда и начальник Генштаба имеет право не приглашать главнокомандующего на важные заседания — если ему покажется, что она ничего не смыслит в военном деле? Почему бы и нет, раз такой стиль управления в тренде.

Команда мечты

Можно бы возразить, что в законе не написано, что член Высшего совета безопасности имеет право участвовать в заседаниях ВСБ. Что угодно можно довести до абсурда, как мы помним по почти трехлетним попыткам избрать президента в 2009-2012 годах. Те годы прошли в духе "а покажите, где в Конституции это написано". И вот сейчас, похоже, снова повеяло этим духом — который пахнет отнюдь не фиалками.

Вынесем за скобки тему о прошлом членов ВСБ, которых Майя Санду выбрала на роль — как это сказано в законе — "людей с безупречной репутацией".

Насколько мы понимаем, "безупречная репутация" — это когда к человеку нет вопросов, а те, что возникли, были успешно разрешены, причем общественность признала, что да — проблем нет.

В этом смысле не могут похвастаться безупречной репутацией ни секретарь ВСБ Анна Ревенко (вопросы по налоговым декларациям), ни генсекретарь аппарата президента Андрей Спыну (опять-таки тема налогов), ни советник президента Вячеслав Негруца (гражданин, на минуту, под судом был), ни советник президента Алла Немеренко (вопросы по законности получения диплома), ни депутат PAS Игорь Гросу (называл жителей Приднестровья "сепаратистами"), ни депутат от "Платформы DA" Кирилл Моцпан (иск в суд по обвинению в клевете), ни экс-судья Татьяна Рэдукану (проигрыш дел в ЕСПЧ и критика со стороны экс-министра юстиции Олеси Стамате) и так далее.

Оставим за кадром и вопрос, с какой стати все эти люди, назначенцы Майи Санду, многие из которых не связаны никакой ответственностью перед государством (зато в большинстве своем связаны с НПО с финансированием из-за рубежа), должны теперь получить доступ к государственной тайне и секретной информации. В том числе в области обороны, приднестровского урегулирования, внешней торговли и вообще всего, что они посчитают "делом национальной безопасности". Эдак Высший совет безопасности может стать небезопасен.

Все это — отдельные, большие поводы для недоумения. Просто констатируем факт: Высший совет безопасности при некотором старании действительно можно было бы сделать "платформой для обсуждения конкретных вопросов" — если бы президент поставила себе задачу оградить эту структуру от политической борьбы. Без конфронтации и атак на неподведомственные лично ей госструктуры, без всех этих "если я посчитаю".

Ничего подобного президент явно не собирается делать. А значит, и от Высшего совета безопасности не стоит ждать ничего, кроме скандалов и политических деклараций. Никаких прорывов — в том числе и в борьбе с коррупцией — от ВСБ в его нынешнем виде ожидать не приходится.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

По теме

Президент Молдовы определилась с составом Высшего совета безопасности
Теги:
Высший совет безопасности


Главные темы

Орбита Sputnik