20:58 03 Апреля 2020
Прямой эфир
  • EUR20.12
  • USD18.43
  • RUB0.23
  • RON4.17
  • UAH0.67
Общество
Получить короткую ссылку
SputnikPro — международный образовательный проект (37)
129810

В феврале в Кишиневе прошел очередной модуль проекта SputnikPro, темой которого стали подкасты и интервью в новых медиа.

В интерактивных тренингах проекта участвовали десятки журналистов, блогеров и студентов. Кишинев, впервые в истории этой международной программы, стал площадкой для новых технологий обучения, иммерсивных мастер-классов в режиме полного погружения.

На время проведения модуля пресс-центр Sputnik Молдова превратился в импровизированный медиа-хаб, где команды молодых репортеров и блогеров создали мини-редакции. Один из тренингов включал в себя проведение интервью с реальными спикерами, интересными и яркими людьми.

Представляем читателям второй из трех публицистических материалов, авторами которых стали участники проекта.

Найти и спасти пропавшего человека — чрезвычайно сложная задача. И она была бы еще сложнее, если бы экстренным службам в поиске людей не помогали волонтеры-поисковики. С участниками проекта SputnikPro встретился один из них, эксперт в области безопасности, руководитель поискового отряда Роман Волхв.

"Не люблю слово "статистика"

Волонтеры помогали и раньше искать пропавших людей в Молдове, а в ноябре 2019 года был создан добровольческий поисковый отряд "COD"."Работа стала организованнее. Раньше это было стихийно. "Алло, Роман! Тут ситуация, надо помочь", — рассказывает наш собеседник.— Собрали пятьдесят человек, и поехали помогать".

«Помощь чаще всего нужна простым людям, жителям городов и сел нашей Страны, они как правило к нам и обращаются. Высокопоставленные люди не особо нуждаются в помощи поискового отряда  – там поиск происходит совсем по-другому».

В Молдове ежегодно пропадает около 700 человек. Чаще всего это дети и старики, и обычно их находят в тот же день. Но есть и около сотни человек в год, которых не находят. Это официальная статистика.

"Не люблю слово "статистика", — говорит Роман. — Когда пропадает человек, то для его семьи это огромная трагедия. А если мы найдем пусть даже одного человека в год, это чья-то спасенная жизнь".

Спасенных уже немало — беспомощных стариков, заблудившихся в городе, сбежавших из родного села детей, попавших в трудную ситуацию подростков, да и взрослых людей.

"Вот еще ситуация: мать живет здесь, девушка – в Москве, — рассказывает поисковик. —Обращается к нам: "Мама пропала, меня там нет, помогите найти". Чтобы выяснить, что случилось с мамой, ей придется оформить официальный запрос, получить мандат на поиск, потому что она находится в иностранном государстве – мы же сейчас как бы все отдельно, все разделились. Но еще она может позвонить мне и спросить: "Поможете?". "Помогу!".

"Мы не принимаем участие в семейных конфликтах родителей"

Невозможно сказать, какой поиск сложный, а какой нет, считает Роман. Трудно искать человека, когда ты в этом деле не разбираешься. "Некоторые говорят: "Ты такой хладнокровный. Ты не переживаешь? Тут ребенок пропал!".  Я говорю: "Так давайте с холодной головой будем решать проблему, — замечает поисковик. — Трудно искать человека с факелом и в лаптях. И добираться до места на повозке в упряжке лошадей. А сейчас технические средства позволяют искать людей часами и даже сутками".

Прежде чем начать поиск, волонтеры проверяют информацию о пропаже человека. Уточняют, был ли звонок в службу экстренных вызовов 112, в полицию, хотя бы устное заявление. "Бывает, обманывают, были случаи. Тут выручает опыт, умение вычислить фальсификаторов", — говорит Роман.

Мы не принимаем участие в семейных конфликтах родителей, где ребенок – разменная монета. Например, ребенок убегает из дома, потому что родители в разводе, мама не живет с папой, а потом ребенка находят, и он заявляет: "Я не вернусь домой, пока мама не придет!". Очень велик шанс, что это просто манипуляция одного из родителей. Но мы вот подобными случаями заниматься не собираемся.

Поэтому мы говорим: "Мы его приведем, а он завтра опять убежит? В виде исключения вам лично в этот раз помогу, и обратитесь в полицию". Но они же не обратятся в полицию — "как можно, это же позор…"

Часто у нас девушки уезжают за рубеж. А потом нам говорят, что она находится в рабстве, называют конкретный адрес. Но когда дело доходит до официального заявления, он отступает, боится. А правоохранительные органы без обращения не могут помочь: "Пусть он придет и напишет заявление официально". И очень нередко у нас бывают такие случаи".

"У нас еще не до конца понимают, что такое поисковый отряд"

Пока весь личный состав отряда — это три человека, сам Роман, командир отряда, плюс два координатора, один из которых отвечает за информационную работу.  Друг на друга они всегда могут рассчитывать, и знают, как грамотно организовать поиск.

Основная сила отряда — постоянные добровольцы, очень разные люди, которых объединяет одно желание, помочь пропавшим людям вернуться домой. "Среди наших волонтеров есть люди разных специальностей, и бывшие спецназовцы, есть и разведчики в отставке, — говорит Роман. — Даже полицейские, которые "по гражданке", сняв форму, предлагают свою помощь. Но таких людей мало. По призыву "Помогите найти человека! "могут откликнуться до двадцати человек".

Поисковики стремятся наладить контакты с государственными структурами. Пока получается не очень. "У нас еще не до конца понимают, что такое поисковый отряд, — замечает Роман. — Нас еще ни одна госструктура не признала официально.  Диалог идет, но к чему это приведет, я не знаю".

Времени поисковая работа занимает много, и совместить эту деятельность с работой на полную занятость сложно. Да и расходов поиск требует существенных, например, на покупку того же бензина. "Пока мы на самофинансировании, но этого критически недостаточно. Еще никто не пришел к нам и не спросил: "Что вам нужно для того, чтобы эффективно искать?"— говорит Роман. — А если бы такой вопрос нам задали, мы бы сразу ответили: "Чтобы хорошо искать, нужно, чтобы было, на чем искать".

А на вопрос, как обеспечить свою безопасность, не попасть в число пропавших без вести, Роман отвечает кратко: "Есть такое понятие — техника безопасности. Это не когда камеры наблюдения понавешали и охрану поставили.  Личная наша безопасность — это постоянный процесс, происходящий внутри нас. Родители должны учить этому детей, а взрослые — других взрослых".

Будь в курсе всех событий в стране и мире: подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотреть видео Cлушать радио Перейти к другим новостям

Узнать, что мы сообщаем в OK

Тема:
SputnikPro — международный образовательный проект (37)

По теме

Полное погружение в проекте SputnikPro: представьте себя звездой


Главные темы

Орбита Sputnik