15:18 03 Декабря 2020
Прямой эфир
  • EUR20.81
  • USD17.27
  • RUB0.23
  • RON4.27
  • UAH0.61
Общество
Получить короткую ссылку
Узнай Молдову! (387)
302 0 0

Ежегодно Молдова теряла по одной деревянной церкви, а Кишинев - по одному историческому памятнику в месяц. Порядка 80% усадеб в республике находятся в плачевном состоянии. Но стране есть чем гордиться и на чем зарабатывать. Подробности - в материале Sputnik.

КИШИНЕВ, 29 окт – Sputnik. Молдавские села пустеют – люди стареют, а молодежь не решается оставаться в родных местах. Однако в начале пандемии коронавируса нового типа многие, включая коренных городских жителей, нашли свое "убежище" именно в селах. Если есть возможность работать удаленно, то это можно делать, живя в селе за сотни километров от столицы на чистом воздухе под пение птиц.

Сложившаяся ситуация – возможность провести кампанию по возрождению молдавских сел.

Об этом в интервью Sputnik заявил директор Агентства по инспекции и реставрации памятников Ион Штефэницэ.

Ион Штефэницэ
© Sputnik / Osmatesco
Ион Штефэницэ.

- Что предполагает проект "Возрождаем села Молдовы", и как вы намерены вдохновить соотечественников возвращаться в села?

- Начал инвентаризацию населенных пунктов с 2010 года. Посетил более 1200 сел. Конечно, они уже не такие, какими я их видел в детстве – густонаселенными, с большим количеством домашних хозяйств… Миграция опустошила села.

У нас недооцененное культурное наследие. Речь идет именно об этих традиционных домах, которые заслуживают освоения и реставрации.

Я решил подать пример в этом отношении и в конце 2019 года купил загородный дом в селе Моловата. В нем лет 20 никто не жил. Из этого дома мы планируем сделать "Крестьянский музей".

  • Крестьянский музей в Моловата
    Крестьянский музей в Моловата.
    © Photo : Ion Ștefăniță
  • Крестьянский музей в Моловата
    Крестьянский музей в Моловата.
    © Photo : Ion Ștefăniță
  • Крестьянский музей в Моловата
    Крестьянский музей в Моловата.
    © Photo : Ion Ștefăniță
1 / 3
© Photo : Ion Ștefăniță
Крестьянский музей в Моловата.

- Какие реставрационные работы вам удалось проделать, и насколько они оказались тяжелыми?

- Начал с генеральной уборки. Затем продолжил восстановление дома. В кладовой прошелся известью, в большой комнате, где были проблемы с влажностью, укрепили заднюю стену и побелили ее. Присоединился санитарный блок. Сохранили аутентичность, старые двери и окна. Благоустроили двор и помещения.

Выставку в музее пополнили благодаря кампании, которую провели под лозунгом "Войди в историю, подарив музею экспонат". И многие жители не только из Моловаты предоставили ковры, инструменты, посуду. И еще один важный аспект - все, что делается, делается коллективно, как и раньше. В этом и заключается месседж данного проекта.

- У вас есть инициатива сделать туристический маршрут, который включит в себя пять сел, в том числе Моловата. На каком этапе этот проект?

- Он разделен на три модуля. Сейчас мы находимся на первом - с этим "Крестьянским музеем". Когда найдем финансовую поддержку, очевидно, что я обращаюсь в разные фонды и пробую разные методы, мы хотим сохранить и другие шесть крестьянских домов.

Затем будет создан местный туристический маршрут по селам на Днестре. И Моловата-Веке, и Оксентя, и Голерканы, и Маркэуцы – везде есть наследие, которое необходимо включить в национальный туристический маршрут, и почему бы и нет, в международный. Бог дал нам все, что можно дать народу. Плодородные земли и благоприятный климат.

- В будущем старые дома в селах будут стоить больше, чем сейчас? Надо ли людям вкладывать деньги в такую ​​недвижимость?

- Когда в 2000 году я был на археологической практике в селе Бутучены - оно входит в культурно-природный заповедник Старый Орхей - дома там стоили 250 долларов.

Теперь, после того, как район стал туристическим направлением, стали развиваться агропансионаты, стоимость дома составляет не менее 60 тысяч евро. Вот что значит ценность туризма.

Не исключено, что после того, как этот туристический маршрут по селам на Днестре будет расширен, цены на жилье вырастут. Теперь они доступные, даже на землю. Например, ряд виноградника стоит 100 евро, ар земли - 1500 леев.

Casele vechi din Molovata Nouă
© Photo : Ion Ștefăniță
Старый дом в Моловата Ноуэ.

- Какие еще проекты нужно реализовать в сельской местности, чтобы люди захотели там жить?

- Конечно, если в сельскую местность вернутся специалисты из разных сфер, будьте уверены, что и в таких населенных пунктах возможно устойчивое развитие. Важно, чтобы государственная политика была направлена​​на улучшение жилищных условий - газификацию, водоснабжение, канализацию и современную инфраструктуру.

Пандемия заставила многих внимательно проанализировать все. Есть возможность работать и в селах, в том числе в аграрном бизнесе с использованием передовых технологий. Встречал много соотечественников, которые уехали за границу, и признавались мне, что скучают по дому и вернутся, лишь бы была стабильность.

- Что происходит с охраняемыми памятниками в районах страны? В каких случаях необходимо срочно вмешаться, чтобы спасти их, и каковы шансы, что они станут достопримечательностями?

- В ходе проверок мы обнаружили печальную картину - заброшенные особняки. Порядка 80% из них требуют инвестиций. Если отправиться на север страны, увидим разрушенную усадьбу Россетти-Розновану в Липканах Бричанского района. Если ехать из Унген, можно посетить усадьбу Чолак-Мальски в Бахмуте Кэлэрашского района, у которой также есть историческая ценность. Однако, к сожалению, и это объект приходит все в большее запустение.

Если отправиться в экскурсию в Лунка-Прутулуй Ниспоренского района, то можно познакомиться с усадьбой Гоната в Збероая. И здесь ситуация тоже печальная. Аналогичное положение у нас и на востоке страны - усадьба Яновских (Драгэлина) в Гура-Быкулуй Новоаненского райна. Так же и с усадьбой Николая Апостолопуло в Сахарне, Резинского района.

Casă părăsită. Chișinău, strada Alexandru Lăpușneanu
© Sputnik / Cristina Bumbu-Dănuță
Заброшенный дом в Кишиневе.

- Какие исторические памятники потеряла Молдова за последние годы, и кто в этом виноват?

- За последние годы наша страна потеряла 25 деревянных церквей. То есть, мы теряли ежегодно по одной деревянной церкви. Они значатся в реестре, но, когда я приезжал на место, то обнаруживал, что на самом деле их больше нет. В Петрушень, в Хилиуць, в Котул Морий больше нет церквей.

Это печально, потому что закон только на бумаге. Но ответственность несут все: от примэрии, местного совета, района, центральной власти и до граждан - все должны были принять меры и сообщить об этих случаях.

- Но ведь проблемы не только в селах, но и в городах, в том числе в столице. Многие культурные учреждения достигли плачевного состояния. Сколько объектов удалось спасти с тех пор, как вы стали директором Агентства по инспекции и реставрации памятников?

- В Кишиневе ежемесячно исчезал один памятник. Произошло это из-за незаконных строек, пристроек, мансард, затронувших охраняемые объекты.

Спустя 10 лет работы, отмечу, что массовый снос прекратился. Удалось отремонтировать несколько объектов, таких как здание бывшей Духовной семинарии на улице Когэлничану, 66 или Когэлничану, 63, где сегодня находится офис Агентства продовольственной безопасности, комплекс зданий бывшей гидротерапевтической клиники доктора Тумаркина, Национальный исторический музей. Предпринимаются шаги к лучшему, но действительно нужно приложить много усилий, чтобы добиться больших достижений.

Органный зал
© Sputnik / Miroslav Rotari
Органный зал.

- Какие памятники в Кишиневе, по вашему мнению, необходимо срочно реставрировать?

- Один из исторических объектов, который разрушается, - Красная мельница.

Если пройти мимо здания администрации президента и парламента, то есть еще два исторических дома, которые я назвал Версаль в Кишиневе. Они особенные как внутри, так и снаружи.

Спустя порядка 30 лет [независимости] мы видим, что наше культурное наследие не является приоритетом. Как врач, поставивший диагноз, я призываю власти вмешаться и сохранить эти свидетельства прошлого.

- Еще один недооцененный аспект - подземные галереи столицы. У вас было несколько инициатив превратить их в винотеки или, по крайней мере, закрыть доступ в них, чтобы они не превратились в свалки. Есть ли у властей возможность инвестировать в их модернизацию или хотя бы оформить документы, чтобы передать их под управление предпринимателей?

- Изучил подземные галереи и могу подтвердить, что и в этом есть особое наследие. Есть несколько галерей, которые можно использовать с экономической точки зрения, но в этом случае вместе с Институтом культурного наследия Академии наук необходимо сделать историческую справку для каждой из них. После такой инвентаризации эти объекты могут быть переданы на государственно-частное партнерство, чтобы предприниматели выполняли работы по консервации и реставрации.

Obicte vechi tradiționale care vor fi restaurate
© Photo : Ion Ștefăniță
Подземная галерея в Кишиневе.

- Ранее вы говорили, что средств на реставрацию исторических памятников и всего культурного наследия страны недостаточно для достижения поставленных целей. Из каких финансовых источников вам пока удается реализовывать проекты? Каков текущий бюджет, и увеличивался ли он за последние годы?

- В 2009 году бюджет составлял три миллиона леев, сейчас у нас 17 миллионов леев. Однако наиболее успешные проекты реализованы при поддержке зарубежных партнеров. Это усадьба Манук Бея, Сорокская крепость, церковь Успения Пресвятой Богородицы в Каушанах, Органный зал, бывшая средняя школа Дадиани.

Conacul lui Manuc Bey
© Photo : Miroslav Rotari
Усадьба Манук Бея.

- Что вы думаете о многоквартирных домах, которые строятся в последние годы в Кишиневе и зачастую даже не вписываются в эстетический план города? С кем на самом деле консультируются представители строительных компаний, когда речь идет о высоте зданий и их цветовой гамме?

- Кишинев изначально был селом, а затем постепенно превратился в город. У него было несколько городских планов. Сначала были пятиэтажки, спустя 20 лет, в 1971 году, город стал расти в высоту - 9, 12 и 16-этажные здания.

Дом купца Назарова, последние лет десять просто разрушается. Ему около 150 лет.
© Sputnik / Мирослав Ротарь
Дом купца Назарова, последние лет десять просто разрушается. Ему около 150 лет.

Позже город расширялся как по горизонтали, так и по вертикали. Последний план был утвержден в 2007 году и больше оставался на бумаге. После обретения независимости Молдовы Кишинев "развивался" при анархии и коррупции, из-за этого в благоустройстве кварталов царил хаос. Сейчас должен быть зональный план по каждому кварталу с точки зрения высоты зданий, функциональность в каждом секторе. На данный момент у нас тоже хаос. Незаконные мансарды, пристройки к балкону, что испортило аутентичность, а в случае землетрясений они неустойчивы.

- Многие горожане, в том числе вы и примар Ион Чебан, передвигаются по столице на велосипедах. Насколько Кишинев адаптирован для такого вида транспорта?

- Чтобы город был удобным для велосипедистов, необходимо создать инфраструктуру. Считаю, что места для проектирования велосипедных дорожек хватит во всех секторах столицы, потому что в советские времена всегда прокладывались широкие пешеходные зоны и дороги. Так что можно обустроить дорожки. Конечно, в нашей стране для велосипедистов могут быть такие же условия, как в Копенгагене или Амстердаме. Нам нужно разработать экологическую программу, как можно больше пешеходных улиц и меньше автомобилей.

Велосипедная дорожка
Велосипедная дорожка.

- Если бы больше денег было вложено в туристические памятники, число туристов могло бы увеличиться?

- Вложения в туризм, конечно, делаются не зря. Могу привести пример Франции, которая в 2013 году получила 43 миллиарда евро от туризма, что намного больше, чем от тяжелой промышленности. Хотелось бы, чтобы жители Молдовы помнили, что у республики богатое наследие, и если его экономически освоить, то можно развить села, города и страну.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

Тема:
Узнай Молдову! (387)

По теме

В Румынии хранится уникальная миниатюра Сорокской крепости


Главные темы

Орбита Sputnik