16:25 15 Августа 2018
Прямой эфир
  • EUR18.93
  • USD16.59
  • RUB0.25
  • RON4.06
  • UAH0.61
Врач в больнице, архивное фото

Анорексия - реальные истории больных страшным недугом

© Sputnik / Константин Чалабов
Происшествия
Получить короткую ссылку
44411

Одни не проводят в клинике и дня, отказавшись от помощи и "спасшись" от госпитализации, другие задерживаются на долгие месяцы или даже годы.

КИШИНЕВ, 31 мар — SputnikКорреспондент Sputnik Беларусь Валерия Берекчиян побеседовала с заведующей отделением в минском РНПЦ психического здоровья Светланой Мельгуй, а также с юными девушками, которые борются с нервной анорексией последние несколько лет. Рассказываем, каковы реальные причины болезни, кто ей подвержен и какова ее самая страшная сторона.

Встречаемся с врачом в отделении расстройств пищевого поведения, где лечат только девушек и женщин. Некоторые из местных пациенток приехали сюда по доброй воле, другие — по настоянию родных, третьих привезла скорая помощь.

Самые распространенные из упомянутых расстройств — нервные анорексия и булимия; именно для таких пациенток организованы никогда не пустующие койки в местном стационаре. Пик расцвета болезней — 16-20 лет, но встречаются как ранние случаи (в РНПЦ лечилась 9-летняя девочка), так и поздние.

"У нас лечилась 40-летняя пациентка, которая болела с 18. Симптомы проявлялись то слабее, то отчетливее: в периоды ремиссии она даже родила двоих детей, а однажды попросту не смогла продолжать активную социальную жизнь. Потеряв семью, работу и физическое здоровье, обратилась к врачам и довольно успешно полечилась", — вспомнила врач Светлана Мельгуй.

Одни не проводят тут и дня, отказавшись от помощи и избежав госпитализации, другие остаются на долгие месяцы или даже годы.

"Одна из наших пациенток (30-летняя женщина) в течение 5-7 лет лечилась часто и подолгу: была у нее даже годовая госпитализация с периодическими переводами в реанимационное отделение. Ее болезнь продолжается до сих пор, несмотря на то, что она условно социально адаптирована. Она научилась болеть "дозированно" и различными способами поддерживает низкую массу", — рассказала она.

Аня (16 лет, рост 163, вес около 40 кг) уже несколько лет старается справиться с расстройством пищевого поведения. Начала худеть, когда весила 58 кг при росте 158 сантиметров.

"В 10 лет я сильно заболела, четыре месяца не ходила, что привело к начальной стадии детского ожирения. Все методы похудения были опасными: голодовки, десятки диет, рвота, я даже ранила десны, чтобы было больно есть. Принимала, наверное, все препараты, которые якобы помогают сбросить вес", — поделилась она с корреспондентом Sputnik.

Стоит отметить, что среди пациентов с нервной анорексией и булимией крайне редко встречаются те, кто когда-то имел избыточную массу тела. Врач подчеркивает, что анорексия как следствие похудения — миф: не потеря веса ведет к расстройству пищевого поведения, а наоборот.

"Это болезнь не про похудение, а про душевный дискомфорт (недовольство жизнью, трудности взаимоотношений, заниженную самооценку), который лишь внешне выражается в том, что человек контролирует массу тела. И этот контроль очень удачно вписывается в тенденции современного мира — ей кажется, что если она станет красивой, проблемы исчезнут", — пояснила специалист.

Кто рискует заболеть

Причины имеют разную природу. У одних расстройство возникает как наследственность: в анамнезе родственников таких пациентов нередко можно встретить некую форму зависимости (к примеру, алкогольную) или расстройство настроения. Другие сдаются из-за особенностей личности — особо тревожные и мнительные, перфекционисты или чрезмерно послушные. Третьи подвергаются социальному влиянию: травмировать могут семья и сформированная ею среда или высокие требования к внешности в современном мире. 

Эвелина (17 лет, рост около 170 см, вес 42,5 кг) похудела за 8 месяцев с 63 до 38 килограммов. К радикальным переменам ее подтолкнула травля в школе — так появилась одержимость выглядеть безупречно. Девушка начала с правильного питания, которого придерживалась 3 месяца. Скинув 7 килограммов и столкнувшись с жестокими шутками новых одноклассников, перешла к более суровым методам.

"Сначала я около 2 месяцев очень жестко ограничивала себя в еде, а после перешла на строгие диеты, с помощью которых похудела с 56 до 38 кг", — вспомнила она.

Начало болезни в конкретный момент стимулирует некий психотравмирующий фактор. По словам врача, касается он чаще всего разрыва значимых отношений — несчастной любви, развода родителей, смерти близкого человека или даже домашнего питомца.

Каждый год кто-то умирает

Иногда борьба с расстройством заканчивается трагично. Так происходит, если пациенты обращаются слишком поздно. Случаев немного — один в год или полтора.

"Ближайшие случились летом 2016 и осенью 2017 года. Обе молодые девушки попали к нам по настоянию родителей с тяжелым истощением и белково-энергетической недостаточностью. Их было невозможно спасти. Одна прожила в реанимационном отделении около месяца, другая — всего 10 дней”, — рассказала Мельгуй.

Случаи столь позднего обращения родители оправдывают упрямостью ребенка. Мол, попробуйте насильно запихнуть взрослого человека в транспорт и привезти к врачу.

"Чаще всего поздно обращаются дисгармоничные семьи, отношения в которых — созависимые; где верят обещаниям типа "я больше не буду пить" или "я стану есть". В этой болезни много лжи, обе стороны — и носитель, и окружающие его люди — избегают прямых разговоров", — пояснила врач.

Особо тяжелые случаи

Жутких историй хватит на несколько томов. Врач начинает загибать пальцы: пациенты оказываются здесь потому, что, например, изнуряют себя физическими упражнениями — трижды в день после каждого мизерного приема пищи выполняют полуторачасовой комплекс упражнений. Или потому, что все, что попадает в их тело, подвергается немедленной ликвидации посредством самопроизвольной рвоты.

"Выпив сок половины огурца и съев баночку обезжиренного йогурта, они считают, что переели. А в дневнике питания делят суточный рацион, состоящий из йогурта и яблока, на три раза, рассуждая, какого размера должно быть последнее, чтобы вес не увеличился", — поделилась она.

Очевидно, что при таком питании запас жизненных сил истощается, однако порой сюда привозят людей, которые еще вчера были на работе и игнорировали собственную слабость.

"Представьте, такие поступают в приемный покой, где им не могут померить давление, потому что манжета тонометра не держится на настолько хрупких руках", — ужаснулась Мельгуй.

Зачастую отрицание болезни — основное, чем живут пациенты.

"Есть и такие, которым приходится ограничивать движение: ночью они качают пресс в кровати, еду прячут по карманам, перед плановым взвешиванием напиваются воды. Абсолютно все предвидеть невозможно: они быстро находят новые способы обходить контроль", — рассказала специалист.

Методы и последствия

Выбирая методы похудения, аноректики предпочитают экстренные и, конечно, опасные.

"Здоровое питание в их суждениях, по сути, является лишь красивым названием полного отказа от калорийных продуктов. Практикуется изнуряющая физическая нагрузка, самопроизвольная рвота, употребление препаратов, которые имеют снижение веса в списке побочных эффектов: антидепрессантов, эффект от которых совсем слабый в сравнении с их собственными усилиями, а также слабительных и мочегонных препаратов в недопустимых дозировках — я слышала о приеме целой упаковки за один раз", — вспомнила Светлана Мельгуй.

17-летняя Эвелина страдает расстройством пищевого поведения уже 2,5 года. Экстренные методы привели к сильному гормональному сбою: более двух лет назад у девушки прервалась менструация; врачи пророчат ей бесплодие.

"Гормональный сбой — частый спутник анорексии. Прекращается цикл, органы, которыми долго не пользуются (матка, яичники) подвергаются обратному развитию вплоть до атрофии. Возобновить цикл, который долго отсутствует, не всегда возможно", — пояснила врач.

По словам девушки, она принимала и продолжает принимать мочегонные и слабительные препараты.

"Сначала у меня диагностировали анорексию: я попала в психоневрологический диспансер, меня "прокапали" и выписали с весом в 46 кг, порекомендовав наладить шестиразовое питание и продолжить набор веса до 55 кг. Позже я столкнулась с компульсивным перееданием — вес увеличился до 52", — рассказала она корреспонденту Sputnik. 

Методы, влекущие вывод жидкости из организма, провоцируют нарушение водно-электролитного баланса и, как следствие — работы сердца и мозга; далее наступает белково-энергетическая недостаточность и в крайнем случае — смерть.

16-летняя Аня начала посещать специалистов по настоянию родителей в 14 лет, когда вес впервые упал сильно — до 39,5 кг (минимального Аня достигла пару месяцев назад — 36,9 кг).

"Насильно я посетила множество психологов и психиатров. Первые советовали положить меня в диспансер, — мол, случай очень запущенный. Вторые выписывали кучу таблеток, которые превращали меня в овоща. Однажды санитары пытались забрать меня прямо во время приема. Я запаниковала, мама отказалась от госпитализации, и мы уехали оттуда — это была последняя попытка. А через пару месяцев меня в срочном порядке отвезли в московский ЦИРПП (Центр изучения расстройств пищевого поведения — Sputnik): было очень сильное обезвоживание из-за приема мочегонных и безумные колебания жидкости — отеки", — рассказала девушка.

Врач подтверждает: белковые отеки — очень опасное последствие, способное повлечь смерть.

"В результате нарушения водно-электролитного баланса остатки питательных веществ не удерживаются в кровеносном русле, а распределяются, где придется. Попав в самые опасные пространства, свободно циркулирующая жидкость может сдавить легкие, прервав дыхание или сердце, остановив его работу”, — поделилась она.

По рассказам специалиста, в человеческом организме нет ни одной системы, которая не страдает при расстройствах пищевого поведения. Болезнь поражает как все внутренние органы, так и мозг — одни переносят психозы на фоне голода, другие снижают интеллектуальное функционирование. Последствий для психического здоровья немало.

17-летняя Эвелина рассказывает, что не может есть при людях, страдает приступами агрессии, когда ее пытаются накормить и практически ни с кем не общается.

"Наблюдаются отсутствие социального взаимодействия, депрессивные расстройства, суицидальные попытки, навязчивые состояния, когда для облегчения тревоги необходимы какие-то особые ритуалы, сверхценные идеи о похудении могут трансформироваться в бред", — рассказала специалист.

Излечиться можно

Вопреки распространенным страхам, излечиться от анорексии можно: это многолетняя работа, однако терапия часто заканчивается успехом.

В минском РНПЦ помощь оказывают комплексную: назначают прием медикаментов и добавление к рациону питательных смесей, арт-терапию; психотерапевты проводят индивидуальную и групповую работу в разных форматах.

Выписывают пациента тогда, когда его удалось мотивировать на продолжение лечения вне стационара. Врачи должны убедиться, что вес стабильно увеличивается, показатели (сердечный ритм, давление и пр.) стабилизируются, экстремальные способы контроля массы тела прекращены и достигнуто психическое равновесие.

"У психических процессов есть определенный темп. Важно понять, что это — болезнь, выделить у себя ее симптомы, осознать их, прочувствовать, какую функцию они выполняют в жизни и что ими регулируется. "Мне отвратителен этот человек, но я вынуждена с ним жить и быть в отношениях, именно это отвращение я выражаю в рвоте" — для того, чтобы пациентка осознала такую природу своего недуга, нужно в среднем полтора-два месяца", — считает Светлана Мельгуй.

На все лечение целиком может уйти несколько лет.

"Болеть можно годами, контролируя массу тела, используя симптомы болезни и не умирая. Но нужно стремиться к полному выздоровлению — и физическому, и психическому: еда должна занять свое место — стать источником сил, а не индикатором душевных неприятностей", — убеждена специалист.

Правила пользованияКомментарии


Главные темы

Орбита Sputnik

  • Археологических раскопки в местности Гызылтепе Имишлинского района

    В Азербайджане археологи нашли уникальную древнюю крепость и исторические объекты, в том числе тендир, которому более тысячи лет.

  • Вид на город Кальяри, Сардиния, Италия

    Танцевальный коллектив "Лернецинер" запомнит поездку в Италию на всю жизнь. Неизвестно, чем бы все закончилось для детей, если бы на помощь не подоспела армянская диаспора.

  • Самосвал с углем

    Генеральная прокуратура Казахстана начала проверки угольных предприятий, чтобы избежать необоснованного роста цен на топливо.

  • Президент Международного комитета Красного Креста Петер Маурер посетил станицу Луганская

    Цхинвальская миссия Международного Комитета Красного Креста намерена выяснить судьбу пропавших без вести в 1989 — 2008 годах.

  • Ребенок

    Латвия и Румыния остались последними государствами в Евросоюзе, где новорожденные не могут получить доступ к донорскому грудному молоку.

  • Логотип компании Газпром на Петербургском международном экономическом форуме.

    Стала известна дата слушаний по спору между Литвой и "Газпромом" о ценах на газ в апелляционном суде Стокгольма.