11:06 18 Декабря 2017
Кишинёв-1°C
Прямой эфир
Следственный изолятор

За пять минут до расстрела

© Sputnik/ Алексей Филиппов
Общество
Получить короткую ссылку
35620

В девяноста девяти случаях из ста приговоренный к высшей мере наказания будет расстрелян, рассказывает колумнист Sputnik

Колумнист Sputnik Армения Сергей Баблумян рассказывает о том, что испытывает человек, услышавший смертный приговор — взгляд руководителя "расстрельной команды".

Вопрос, который часто задают себе и другим: чего преступник боится больше — смертной казни или пожизненного заключения? Мнения расходятся. Человеку, который скажет свое слово по этому поводу, верить можно. Это Олег Алкаев. В должности начальника следственного изолятора он возглавлял главное карательное подразделение МВД Белоруссии: "Расстрельную команду" — группу по приведению в исполнение смертных приговоров.

Друг автора известный журналист Павел Шеремет, сделавший с Алкаевым интервью, переросшее затем в книгу, сказал о нем жестко, но честно: "Да, он был палачом, но он не стал убийцей".

Итак, чего преступники боятся больше?

Мнение о том, будто приговоренные к высшей мере наказания предпочли бы скорый расстрел, нежели одиночную камеру, где будут жить до последнего вздоха, Олег Алкаев опровергает с полным знанием дела, которым занимался не один год. Страшнее смертного приговора наказания нет, утверждает Алкаев, и не верьте никому, кто говорит, что пуля в лоб лучше камеры на всю жизнь.

Почему так, а не иначе? Потому, что стремление жить непреодолимо, оно сильнее всего — так устроен человек, такова его природа, так было, так есть и так будет.

"Жить при любых обстоятельствах, в самых нечеловеческих условиях, без рук, без ног, без глаз, без пищи — но жить, жить, жить", — настаивает бывший начальник расстрельной команды.

А разве с сидельцами сталинских тюрем или узниками фашистских лагерей было иначе? Никто не хотел умирать ни там, ни здесь. Но тогда жизнь стремились сохранить жертвы, в нынешних случаях — преступники. Неодинаков итог ожиданий — в девяноста девяти случаях из ста приговоренный к высшей мере наказания будет расстрелян.

Даже за минуту до смерти, когда объявят о том, что в помиловании ему отказано, в его безумных глазах теплится надежда.

"Я не помню случая, чтобы кто-либо из приговоренных к смерти просил суд определить ему именно исключительную меру наказания", — вспоминает Олег Алкаев.

Дальше он рассказывает, что испытывает человек, услышавший смертный приговор. Чаще всего впадает в прострацию, становится практически невменяемым: что-то говорит, на что-то отвечает, но все подсознательно, как бы вне себя, а полное осмысление происходящего происходит после того как он окажется в камере смертников. Здесь наступает как бы предпоследняя фаза борьбы за сохранение жизни. В срок не позднее семи дней осужденный имеет право подать кассационную жалобу и несколько месяцев ждать ответа. 

"На моей памяти Верховный Суд Белоруссии отменил лишь два смертных приговора", — сказал Алкаев.

Весть о том, что он оставлен в силе, — новый удар по психике осужденного. Но надежда все равно продолжает жить. Правда, уже совсем мизерная, поскольку ждать милости дальше не от кого. Последнее — глава государства. Просить его о помиловании даже не надо — дела всех смертников он рассматривает по долгу службы и лично решает — казнить или миловать?

Но вот проходит какое-то время, и открываются двери камеры. Осужденный понимает — за ним пришли в последний раз. И тогда к работе приступает так называемая "расстрельная команда". (Официальное название: Специальная группа по приведению в исполнение смертных приговоров).

Осужденного втайне ото всех выводят из камеры, усаживают в "автозак", маршрут движения знает только начальник караула. (При попытке нападения на машину с целью освобождения конвоируемого охрана обязана уничтожить его не выходя из "автозака").

Когда осужденный полностью подготовлен к исполнению приговора, прокурор (чисто формально) задает ему вопросы, уточняющие анкетные данные, после чего объявляет: ходатайство о помиловании отклонено. Приговоренного уводят, он уже знает, что его казнят, но думает, что это произойдет не здесь и не сейчас, что проживет еще хоть день, хоть час, хоть пять минут, но поживет. С завязанными глазами его опускают на колени, и исполнитель стреляет в затылок — смерть наступает почти мгновенно.

… Щадя себя и своего читателя, автор опускает некоторые страшные подробности и на этом ставит точку. Но хотел бы, сославшись на Олега Алкаева, развеять один устойчивый миф. Разговоры о том, что приговоренных к смерти на самом деле не расстреливают, а используют на каторжных работах с неизбежным смертельным исходом где-нибудь на урановых рудниках, всего лишь разговоры.

Ничего подобного на самом деле нет. "Я сам говорил одной измученной страданиями матери, что приговор часто носит формальный характер, что ее сына отправят работать на какой-то секретный объект. Не знаю, верили ли родственники в эту легенду, но какая-то надежда у них оставалась", — объясняет Алкаев.

Надежда — великое дело, особенно в таких тупиковых ситуациях, когда выбора просто нет, утверждает руководитель расстрельной группы, участвовавший в казни ста тридцати четырех приговоренных к смерти.

Кстати, не пропустите: у Sputnik Молдова активные ленты в Facebook, ВКонтакте и "Одноклассниках".

Читайте, смотрите, слушайте Sputnik Молдова на родном языке — скачайте мобильное приложение для ваших смартфонов и планшетов.
Скачать приложение для iPhone >>
Скачать приложение для Android >>
Теги:
смертный приговор, осужденный, расстрел, казнь
Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik

  • Латвийские военнослужащие. Архивное фото

    Министерство обороны Латвии утвердило поправки к закону о национальной безопасности, в которых прописано что делать в случае войны или вооруженного вторжения.

  • Ноутбук

    В Литве в 2021 году собираются провести перепись населения в электронном виде и получить данные не от самих жителей, а через административные источники.

  • Новое пополнение эстонской армии

    Департамент защиты прав потребителя Эстонии возбудил надзорное производство в отношении фирмы, которая обещает помочь избежать службы в Силах обороны страны.

  • Минский городской суд

    Белорусские авторы информационного агентства Regnum сегодня предстанут перед судом – им грозит до 12 лет лишения свободы.

  • Католикос Патриарх Всея Грузии Илия Второй

    Католикос Илия II призвал всех грузин, проживающих за рубежом, вернуться в страну, поскольку остро стоит вопрос существования грузинской нации.

  • Анастасия Еремеева

    Как семья из российского Белгорода решила бросить все и переехала жить в абхазскую деревню - в материале Sputnik Абхазия.

  • Велосипедисты в Баку, фото из архива

    Дорожная полиция Азербайджана прервала тренировку юношеской сборной страны по велоспорту – транспортные средства спортсменов отправлены на штрафстоянку.

  • Армяно-иранская граница

    Как иранскому бизнесу выйти на российский рынок через свободную экономическую зону в Армении, где нет налога на производство.

  • Парк Первого Президента в Петропавловске

    В казахстанском городе Петропавловск городской парк культуры и отдыха переименуют в Парк Первого Президента Нурсултана Назарбаева.

  • Сотрудник патрульной милиции. Архивное фото

    В Бишкеке внедорожник из свадебного кортежа совершил наезд на дорожного инспектора и скрылся.

  • Перронный контроль пассажиров поезда Москва-Душанбе, архивное фото

    Сегодня отмечается Международный день мигранта – Sputnik Таджикистан узнал, сколько граждан этой страны работает в России.

  • Подпись документов

    Президент Узбекистана отменил экспортные таможенные пошлины на все виды товаров, а так же лицензирование экспорта товаров.

  • Работа зубропитомника в Минской области

    В Северной Осетии ожидают приезда 17 чистокровных зубров из Швеции, часть которых станет основателями нового вольного стада Турмонского заказника.

  • Латвийские военнослужащие. Архивное фото

    Министерство обороны Латвии утвердило поправки к закону о национальной безопасности, в которых прописано что делать в случае войны или вооруженного вторжения.

  • Ноутбук

    В Литве в 2021 году собираются провести перепись населения в электронном виде и получить данные не от самих жителей, а через административные источники.