16:20 19 Июня 2021
Прямой эфир
  • EUR21.22
  • USD17.78
  • RUB0.24
  • RON4.31
  • UAH0.65
Общество
Получить короткую ссылку
183 0 0

Крым и Севастополь отмечают седьмую годовщину вхождения полуострова в состав России. Глава Республики Крым Сергей Аксенов в интервью РИА Новости рассказал, как живет полуостров и что больше всего волнует его жителей.

Аксенов рассказал о том, как власти региона намерены легализовать владельцев мини-отелей перед началом курортного сезона и как планируют бороться с незаконной застройкой побережья, о перспективах восстановления добрососедских отношений с Украиной и возможных провокациях для дестабилизации ситуации на полуострове, а также о своем подходе к назначению чиновников и дальнейшей судьбе министра культуры Крыма после использования нецензурной лексики на совещании. Беседовал Максим Грознов.

— Сергей Валерьевич, согласно результатам недавнего опроса ВЦИОМ, 81 процент россиян оценивают воссоединение Крыма с Россией положительно, 40 процентов считают его оправданным с точки зрения исторической справедливости. Как вы оцениваете эти результаты?

— Историческая справедливость — поэтому высокий уровень поддержки. Крым всегда был российской землей. В 1954 году (первый секретарь ЦК КПСС Никита. — Прим. ред.) Хрущев принял решение (о передаче Крыма в состав УССР. — Прим. ред.) в рамках одной страны, поэтому люди особо разницу не чувствовали. Был рубль, можно было ехать без загранпаспортов в любую республику, никаких проблем не было, поэтому так к этому люди и отнеслись. И вообще, после войны у людей были другие заботы. Если бы кто-то мог предвидеть, что произойдет, уверен, что население и тогда было бы против.

А в 2014 году это было историческое решение, принятое президентом при поддержке, волеизъявлении крымчан. Он видел, что подавляющее большинство людей — "за", и защита граждан лежала в основе этого решения о воссоединении.

— Крымчане помнят ваше знаменитое выступление на украинском телевидении по видеосвязи 7 марта 2014 года. Тогда экс-президент Украины Леонид Кравчук спросил вас о законности готовящегося референдума. Вы ответили, что считаете его возможным, так как это не ваше личное желание, а решение парламента Крыма. Как сейчас прокомментируете сказанное?

— Так и есть, это законодательный орган. Законодательный орган, который выступает в интересах граждан, может внести такие инициативы. Юридически все было сделано правильно. Господину Кравчуку я так и сказал. И когда он меня спросил, берете ли вы ответственность на себя, я сказал: "Да, беру". Потому что у меня было четкое понимание, что мы делаем все правильно.

— Видите ли вы перспективы нормализации отношений с Украиной в контексте прозвучавших заявлений президента Владимира Зеленского о "вырванном сердце" и планов проведения саммита "Крымской платформы"?

— Все эти платформы — абсолютная фикция, просто политики-фрики заявляют об этом. Они знают, что это несбыточная мечта, но им надо показывать какое-то действие на фоне понижения уровня жизни, роста тарифов. На мой взгляд, при нынешнем руководстве (в Киеве. — Прим. ред.) точно потепления ожидать не стоит. Надеюсь, что все-таки украинцы примут другое решение, выберут других руководителей, которые, возможно, примут справедливое решение. Здравый смысл должен возобладать. При сегодняшних политиках в Верховной раде Украины, на мой взгляд, смягчение ситуации, установление добрососедских отношений нереально.

— Возможны ли, на ваш взгляд, военные провокации со стороны украинской власти в попытке развязать серьезный конфликт и подтянуть сюда, к Крыму, страны НАТО Черноморского региона?

— Американцам конфликт выгоден, только они никогда в них не участвуют. Никто выяснять отношения с Россией в военном плане сегодня не в состоянии. Уверен, что нам ничего не угрожает. Сил у России достаточно, даже если бы кто-то намеревался. Правильно Владимир Владимирович (Путин. — Прим. ред.) сказал: такой мир, в котором нет России, никому не интересен, и его не будет. Не думаю, что у кого-то хватит ума или смелости это сделать.

Американцы будут толкать Украину, считаю, что подталкивать украинское руководство они будут. Крым с точки зрения обороны неприступен, как и вся Россия. Никаких перспектив никому не светит, в военном плане мы способны отразить любые атаки кого угодно — стран НАТО и так далее. Ничего крымчанам и в целом россиянам с этой стороны не угрожает.

Локально же — да, на границе будут провокации, в Донбассе, в Луганской народной республике. К нам могут быть заброшены различные диверсионные группы с конкретными заданиями. Это будет продолжаться, будут пытаться таким образом дестабилизировать ситуацию.

— В Крыму в 2020 году выросли цены на продукты питания, стоимость жилья, растет безработица. В ходе недавнего визита министра экономического развития Максима Решетникова вы говорили о создании большого логистического центра, который должен часть проблем снять. А еще упомянули новые развлекательные центры. Если это не игорная зона, тогда о чем речь?

— Нет, не игорная зона. Речь идет о центрах наподобие "Сочи Парка" и других детских развлекательных центров. Центры проектируются за счет инвесторов, бюджетные расходы могут быть на подключение инфраструктуры. Такие точки роста нужны. Крым — туристический регион, туристам необходимо организовывать досуг, иметь возможность куда-то поехать с детьми, провести время. А для нас это налогообложение.

Два проекта касаются Евпатории и Ялты. Есть конкретные предложения, сейчас сверяем их с возможностью администраций выделить конкретные земельные участки. Думаю, что в течение нескольких недель мы предложим их на рассмотрение в Совет по инвестициям нашего Минэкономразвития.

— В Госдуме разрабатывается законопроект, который может легализовать малые отели и ввести понятие гостевых домов. В какой стадии обсуждение документа и когда он может быть принят?

— Сейчас проект проходит последние согласования. Ростуризм предварительно дал согласование, Роспотребнадзор, МЧС дали, окончательная редакция будет к концу недели. Хотим закон до курортного сезона принять, чтобы уже в этом году легализовать и люди спокойно могли оказывать услуги.

Назначение земли для индивидуального жилищного строительства (ИЖС) на иное, скорее всего, менять не надо будет, мы избавляем от процедур. У нас ряд крупных туроператоров говорят, что могли бы со всеми мини-отелями, которые на ИЖС, сотрудничать, заключать соглашения, в том числе давать им еще зимнюю загрузку. Однако поскольку у них нет лицензии, нет права заниматься коммерческой деятельностью, они сами страдают. Вынуждены сидеть в тени, для них закрыты все официальные программы (кешбэк, к примеру), которые связаны с развитием туризма.

При этом мы понимаем, что более 9,5 тысячи собственников ИЖС, на которых стоят эти мини-гостиницы, ведут экономическую деятельность, но налоги не платят. В 2020 году мы мягко подходили к этому с учетом коронавируса, освободили от плановых поверок. Реестр объектов, которые попадают под легализацию, составлен. Рекомендую всем это сделать, это единственный путь выйти из сложившегося положения.

— Какова ситуация с застройкой прибрежных зон в Крыму? Вы входите в комиссию, которая разбирается с бесконтрольной застройкой.

— Мы совместно с Генпрокуратурой создали рабочую группу, цель — остановить строительство на тех объектах, где оно ведется незаконно. К сожалению, законодательство и нормативы по строительству не позволяют эффективно применять шаги в части остановки стройки, это целая история. Когда таких объектов много, работа становится неэффективной. На мой взгляд, нужны изменения в законодательстве, чтобы упростить процедуру сноса. Необходимо, чтобы решения об остановке стройки исполнялись сразу, а уже потом предприниматель или застройщик в суде обжаловал бы ситуацию. А сегодня наоборот: надо выписать предписание, если его не исполняют — надо идти в суд, если суд арест не наложил, стройка идет. И когда суд принимает решение о незаконности, уже построено много этажей. Это ложится на нас с точки зрения бюджетных затрат, снос становится нашей проблемой, а взыскать c застройщика затраты невозможно: у него стерильные счета.

Подгорает из-за Крыма: в НАТО мечтают запретить Российскую армию
© Ruptly / / Associated Press / vk.com/aksenovrk / Spc. Jabaria Clyburn/41st Field Artillery Brigade/ US Army

Такая же ситуация была в Сочи, и только в ручном режиме приходилось все решать, так как закон не работает. Тем более что застройщики на ЮБК имеют высокие доходы и высокую мотивацию, к тому же есть коррумпированность должностных лиц исполнительной, законодательной и правоохранительной систем.

Там, где квартиры уже проданы и живут люди, надо приводить застройщика к налогообложению. Все забывают, что надо платить налоги. К сожалению, схемы у застройщиков простые: компания продает своему учредителю как физлицу все квартиры по цене в десять раз ниже, и он все перепродает дальше. К сожалению, решения о выделении земли или аренде принимались органами власти без изучения, как это происходило при Украине. Были веские основания по расторжению договоров аренды или невыделению земли, но, к сожалению, местные администрации пошли по пути их узаконивания. Уверен, что Генпрокуратура даст оценку этой ситуации.

— Как крымское отделение "Единой России" готовится к предстоящим выборам в Госдуму? Будет ли обновление списка кандидатов в депутаты от Крыма?

— Да, будут изменения, до 1 апреля будут озвучены все кандидатуры. Должен политсовет еще рассмотреть. Пока озвучивать не буду.

— В январе и феврале жители некоторых городов выходили на несогласованные акции, несколько человек собирались и на центральной площади Симферополя. Как вы считаете, почему они выходили?

— Несистемная оппозиция раскачивает ситуацию, когда ухудшается социально-экономическая ситуация, идет понижение доходов граждан. Тогда разные деятели начинают паразитировать на этом. Сегодня с учетом COVID действительно доходы граждан упали, тяжелее стало бизнесу, он просел. Однако меры, принимаемые президентом, на мой взгляд, эффективны, и ситуация показала, что они были верными.

На мой взгляд, все эти протесты имеют четкий характер организации со стороны западных стран. Этот жулик (Алексей. — Прим. ред.) Навальный, который имеет и уголовное прошлое, что доказано российским судом, не скрывал, приехал в Россию по заданию американских спецслужб. Они понимали, что российские власти по законодательству применят к нему меру содержания под стражей. Им нужна была жертва, на которой будут паразитировать все эти товарищи, не имеющие ничего общего с защитой интересов нашей страны. Фактически это агенты западных спецслужб, у меня к ним соответствующее отношение.

— Есть в Крыму перспективы раскачивания ситуации?

— В Крыму есть часть граждан, которые изначально были недовольны воссоединением с Россией, их подавляющее меньшинство, порядка трех процентов. Вы помните, что Ксения Собчак шла на выборы президента России в 2018 году с программой вернуть Крым Украине, на тот момент здесь за нее проголосовали 17 тысяч человек. Вот это протестный потенциал.

Есть люди, которые привлекают внимание к неэффективности чиновников. И зачастую есть справедливые нарекания, я всегда признаю, когда мы ошиблись. Но бывает, что чиновники несправедливо попадают под публичную критику.

Большинство специалистов среднего звена честно выполняют свои обязанности с маленькой зарплатой. Престиж госслужбы тает, подавляющее большинство должностных лиц, которые работают, имеют зарплату ниже, чем в среднем по республике. Специалист, который приходит на службу с зарплатой 15-18 тысяч рублей, — это путь в никуда.

— На многих постах руководители сменились уже не один раз. Это не мешает работе?

— Если я не могу заставить руководителя работать, если он работает только под угрозой, что я нашел проблему или мне написали о ней жители, а он ничего не знает, — такие чиновники не нужны. Все должны работать на упреждение. Если ответ на конфликтную ситуацию дается в самом начале — как правило, люди понимают, что их услышали, и у администрации и республики есть план по нейтрализации этой ситуации. Если чиновник раскачивается и прячет голову в песок, хочет уйти подальше от проблемы и ждать, пока я приеду, — зачем такие должностные лица? Такая практика будет продолжена, я ни за кого работать не буду.

— Что важно для вас в подборе кадров?

— Результативность. И честность, без нее никакой результативности не будет. Я коллегам говорю: хочешь сделать хорошо — делай сам. Задач у отдельных министерств и ведомств не так много, чтобы министр не мог вникнуть в положение дел на конкретном участке, это же касается глав администраций. В том же поселке Форос все приказы и обращения инвесторов надо было обсуждать с гражданами. Прежде чем принять решение, надо обсудить, какие минусы для граждан возможны, их нейтрализовать, людям рассказать. Янина Петровна (Павленко, глава администрации Ялты. — Прим. ред.) — человек новый, активный. Надеюсь, она во все проблемы вникнет, разберется. У всех глав администраций есть шанс, я первые три-четыре месяца даю возможность раскачаться, а потом они отвечают за все, что происходит на территории региона.

— Как будет решаться ситуация с министром культуры республики Ариной Новосельской?

— Я сам иногда без крепких словец обойтись не могу. Бывает, что не скажешь нецензурно — не заставишь кого надо работать, простите. Сам себя ругаю, но что поделаешь. Понятно, что это был случай, человек в кабинете кнопку нажал, бывает. Конечно, плохо, что министр культуры знает такие слова. Если бы это было совещание по ЖКХ или по стройке — там все бы поняли, что без этого стройка не идет.

— Оргвыводы не планируете делать?

— Нет, в этой связи точно нет. Что ж теперь — а если завтра по телефону или в коридоре что-то сказал? Это не антигосударственное, точно ничье личное достоинство оскорблено не было.

— Сергей Валерьевич, вы руководите регионом семь лет. Какие события лично для вас за это время были самыми тяжелыми?

— Керчь — самый тяжелый период. Здесь столько потеряли детей, педагогов, человеческую жизнь не вернешь. Невосполнимая утрата. Все остальное — Армянск, ситуация с водой, электроэнергией — это все пережили. Да, с напряжением, но вышли с честью из ситуации. Керчь — это особое, трагедия.

Все остальное можно поправить. В Крыму нет ни одного года, который прошел бы без ЧС, причем такого масштаба, когда в большинстве случаев нет готовых ответов. Мы все делаем впервые, включая установку опреснителей, — в стране нет такой практики. Даже на территории СНГ есть только одна установка в Казахстане — работает 20-тысячник. Больше нигде такой практики не было.

— Отсутствие на данный момент международного признания Крыма мешает в достижении целей?

— Это может говорить только об упущенных возможностях. Санкционный режим мешает, но мы двигаемся все равно. Основу налогообложения составляют сегодня бюджетные инвестиции. Конечно, хотелось бы, чтобы и далее развивался бизнес, но тем не менее тот же объем бюджетных инвестиций поможет нам двигаться вперед. Ситуация разрядится, не сомневаюсь. Тем не менее считаю, что мы движемся эффективно и точно на колени вставать не собираемся.

— Вы — один из наиболее активных в соцсетях глав регионов. Видите ли вы опасность в использовании западных соцсетей, например Facebook и Instagram, которые контролируются корпорациями и могут ограничивать работу известных политиков и людей? Считаете ли необходимым отказаться от использования их в работе?

— Мое личное мнение: при той политике, которую социальные сети, контролируемые западными корпорациями, проводят сейчас, от них больше вреда для общества, чем пользы. Соцсети фактически используются как оружие, как инструмент геополитики — для манипуляций сознанием людей и дезинформации, для разжигания ненависти, цензуры и борьбы с инакомыслием. Наглядный пример — блокировка по надуманным причинам или вообще без объяснений каналов российских СМИ, в том числе ТРК "Крым".

Кроме того, соцсети дают неограниченный доступ к многомиллионной аудитории разного рода провокаторам, а иногда и просто психически больным людям, которые свободно транслируют свой бред.

В такой ситуации, действительно, надо принимать самые жесткие меры, вплоть до закрытия. И конечно, надо создавать отечественные информационные платформы. В этой сфере должно быть максимальное импортозамещение, как в ОПК. Уверен, эта задача будет решена.

Если говорить об органах власти Крыма, то в данном случае социальные сети являются прежде всего инструментом обратной связи с общественностью. Это инструмент прямого общения с людьми для выявления существующих проблем, для оперативного получения информации. И своего рода лакмусовая бумажка, позволяющая отслеживать реакцию общества на те или иные решения и действия власти.

— Сергей Валерьевич, предыдущее интервью с вами мы записывали на Ялтинском форуме в 2019 году, а в 2020 году он не состоялся из-за пандемии. Что будет с форумом в этом году?

— Было совещание по этому поводу, подведем ситуацию, вам сообщим. Определим, кто приедет из участников, кто выйдет по скайпу, формат определим. Вице-премьер Марат Хуснуллин курирует процесс, он глава оргкомитета.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

Главные темы

Орбита Sputnik